Вопросы священнику

Задайте интересующий вопрос прямо на сайте и получите ответ от священника

Полезные материалы

Читаем акафист св. Спиридону Тримифунтскому

Об акафисте святителю Спиридону Тримифунтскому

Молитва Матроне Московской

О молитве блаженной Матроне Московской

О чтении акафиста Кресту Господню

Крест рисуют на стенах квартир, ставят его начертание на дверных косяках и оконных проемах

Молитва Николаю Чудотворцу

Молитва к святителю Николаю Угоднику, великому Чудотворцу

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Что не имеет отношения к святости?

Очень многие считают, что святость – это подвижничество, чудотворение, чудотворение, прозорливость. Иногда называют и смирение, но, подчас, кажется, сложно определить однозначно, что оно означает. Потому что в истории святых мы видим, что даже великие подвижники находились в прелести. Они видели, до чего же они хороши. Многие попадались, на этом. Почему? Смотрите, какие подвижники! Ясно вам? Худющие щеки, даже проваливаются, огненный взор! Достоевский изумительно показал это в образе лжестарца Ферапонта.

Оказывается, само по себе подвижничество святостью не является. В нем можно очень далеко уйти от Христа и от святости. А чудеса? Все не так просто, как кажется. Об этом говорил Сам Христос Спаситель:

«Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24).

Критерий чуда тоже не надежен. Но если вы об этом кому-нибудь скажете, вас побьют камнями! Вы что?! Чудо – значит святой! Вот такой примитивизм, полное непонимание основ духовной жизни, полное незнание того, что говорят святые отцы о явлении святости.

В отношении последнего явления и чудесах Игнатий Брянчанинов писал то, что надо бы знать всем: «Мы приближаемся постепенно к тому времени, в которое должно открыться обширное позорище многочисленных и поразительных ложных чудес, увлечь в погибель тех несчастных питомцев плотского мудрования, которые будут обольщены и обмануты этими чудесами». Если бы эти слова были написаны всюду в наших храмах, то, может быть, к этому явлению относились бы более внимательно и осторожно.

Ведь, с одной стороны, именно благодаря чудесам христианство устояло в эпоху гонений. Христа распяли, христианство было объявлено религией вне закона. Христиан казнили, терзали зверями, огнем, распинали на крестах. Благодаря поразительным чудесам, которые они творили, христианство устояло. Потому что в него входили и входили люди, которые видели эту божественную силу, исходящую от учеников. Это одна сторона. И вдруг сторона другая: какие-то ложные знамения и чудеса, которые могут обольстить «несчастных питомцев», ищущих именно чудес и больше ничего.

Обратите внимание, что часто ищут. Возьмите диктофон, подойдите к гигантской очереди людей, стоящих к святыням, и узнайте, за чем они туда пришли. Вы будете потрясены. Исключительно только ради земных целей: избавиться от болезней, скорбей, страданий, несчастий, чисто внешнего плана. Только об этом. Редко кто пришел к мощам и молился бы: «Господи, помилуй меня! Я весь в грехах, я ничего доброго не делаю. Открой мне хоть немножко глаза, помоги мне жить по-христиански!». Нет. Все внимание. обращено только на исцеления и прозорливость.

И действительно совершаются лжечудеса, это факт. Христос не случайно предупреждал. А святые отцы как об этом писали! Преподобный Кассиан Римлянин говорил:

«Чудеса, вызывая удивление, мало способствуют духовной жизни человека».

Даже истинные чудеса. Ложные вообще уводят человека неизвестно куда. Но даже истинные чудеса, «вызывая удивление», редко способствуют изменению в жизни человека.

Сказывается первый грех первых людей. Суть его в том, как бы без труда вынуть рыбку из пруда. Сорвал плод – все в порядке. Прикоснулся к святыне – и жду исцеления. Христианство призывает к труду над самим собой: потрудись, человек, тогда Бог тебе поможет. Нет, извините, я не такой глупый! Я вот сейчас миром с иконы помазал и все в порядке, моя селезенка исцелилась. Вот что нам нужно.

Разве идем не к святыне? К святыне. А что ищем? Языческих ценностей.

Три разряда святости

Сократ часто осмеивал софистов (мудрецов) . «Что такое красота?», — спросил он одного из них. Тот ответил: «Разве не знаешь? Посмотри, как прекрасна лошадь!». «Я спрашиваю тебя не о лошади, а о красоте», — сказал Сократ. «Ну, посмотри, как прекрасна эта женщина», — ответил мудрец. Тогда Сократ заметил: «Неужели ты не понимаешь, что любая красавица перед лицом богини — это обезьяна? Я спрашиваю, что такое красота». Тот заткнулся под хохот окружающей толпы.

Ученик Сократа Платон говорил:

«Простые вещи не поддаются определению».

Ведь когда мы определяем, то мы определяем через что-то известное, а здесь как определишь?

Вы чувствуете, куда я веду. Не зная, что такое святость, пока мы не увидим человека, не можем и сказать, что он святой. Но если мы не сможем говорить об этом, не будем, по крайней мере, указывать вектор, направление, то во что превратится наша христианская жизнь?

Есть уж говорить о святости, то попытаюсь указать на три интересных ступени или разряда святости. Вы наверное думаете, что я сейчас скажу мученики, преподобные, святители? Ничего подобного! Я хочу сказать совсем не об этом.

Цель нашей жизни — обожение

Когда мы читаем книги великих святых, мы находим в них интересное греческое слово «теозис», по-русски «обожение». Что это такое?

Это понятие можно отождествить с известными словами преподобного Серафима Саровского, который говорил, что цель христианской жизни состоит в стяжании Духа Святого. Что такое это стяжание? Разве мы в Крешении не получаем Его? Что же еще нужно стяжать?

Оказывается, этими словами выражается своего рода конечная точка, цель, которая, с одной стороны, сама по себе отстоит от нас бесконечно, как бесконечен Сам Бог, а с другой стороны, находится рядом, потому что «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:22). Так далеко или рядом?

Покаяние – отправная точка

Чтобы понять этот момент, нужно говорить о том, как приобретается святость. Общие основания этого пути даны в творениях святых отцов. И если попытаться выстроить линию, наметить хотя бы пунктиром некоторые основные моменты, то первым пунктом нужно назвать искание человеком смысла жизни, искание истины, искание святыни жизни. Душа ищет святыни, а не этой грязи, суеты и пыли, в которой мы живем. Человек хочет вырваться. Где приобрести эту святыню и в чем она состоит?

Жизни улетает секунда за секундой, все приближается к последней точке, о которой мы не хотим думать. Но человек умный задумается:

«Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?».

Помните, что писал Пушкин? Надо же, человек великосветский, он понял, почувствовал:

«Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум».

Вот оно, начало, точка, с которой можно сдвинуться и пойти к той цели, о которой мы говорим, к святости. Дальше уже человек невольно начнет читать: где, что, как понять? Он усвоит Евангелие, посмотрит, к чему оно призывает. Он увидит, что главнейшим моментом в жизни на этом пути является покаяние.

Удивительная вещь! Мы ни минуты не живем так, как должно. И грехов, собственно, и нет. Ну, так, кое-что. Оказывается, покаяться не так просто. Нужно немного увидеть. А чтобы увидеть, надо сопоставить свою жизнь с тем, что является эталоном жизни.

Говорят, что в парижском подвале хранится эталон метра. Когда надо отмерить столько-то сантиметров, необходимо приложить эталон. Тогда можно видеть, точно ли отмерено. Эталон должен быть.

В своей основе Евангелие предлагает эталон. Оно не расшифровывает очень многих вещей. Это есть в святоотеческих творениях.

Помните, как Пахомий Великий, когда был еще солдатом, пришел с другими в деревню, где жители сами вынесли им пищу, фрукты, покормили с любовью. «Кто это такие?», — спросил Пахомий офицера. «А, это христиане, они всегда так делают», — ответил тот. Христиане? Кто это? Вот с чего началась духовная жизнь человека, который стал Пахомием Великим.

И сколько ищущих людей познавали, во-первых, Евангелие, во-вторых, начинали читать святоотеческие творения, становились на путь покаяния. Без покаяния нет духовной жизни. Ибо что такое покаяние? Это осознание, что я совсем не тот. Я думал, что я лучший в мире. Но оказалось, что это совсем не так.

Святые отцы предлагают замечательные средства, указывают путь. Покаяние возникает из видения только своей греховности, элементарного наблюдения за собой. Когда человек что-то делает не так, он постоянно обращается к Богу с молитвой о прощении.

Вспомните, как поступал Иоанн Кронштадтский. Он вел удивительный дневник, в котором, например, писал: «Опять я потщеславился. Прости меня, Господи! И я почувствовал вновь пространство в душе моей, и возблагодарил я Бога, что Он снял с меня этот грех».

Видите, с чего начинается путь. Но с чем он сопряжен? С молитвой. Нет религии там, где нет молитвы. Религия вся в этом, в молитве происходит контакт. Если мы не нажмем выключатель, света не будет. Этот выключатель и есть молитва, обращение ума и, насколько возможно, сердца человека к милующему Богу.

Понуждение себя к правильной жизни по заповедям, а не по общечеловеческой морали, нас утешает. Знаете, какие мы святые по общечеловеческой морали? Никого не убивали, не грабили, представляете? Особенно не пьянствовали, не изменяли – простоя святые! Общечеловеческая мораль – это крупицы самой грубятины. А христианство о чем говорит?

Христианство учит воздержанию

Не тщеславься, не превозносись, не будь алчным, не завидуй — все это внутри меня. Никто не видит, кто я есть на самом деле, а моя душа наполнена, как Ноев ковчег, всяких чистых и нечистых животных. Вот на что обращает внимание христианство. Оно призывает очищать душу от этих гадостей, просит человека заглянуть внутрь. И этот путь обращения к своей душе, путь покаяния, молитвы, сопряжен часто с воздержанием. Потому что христианство призывает хотя бы немножко, хоть иногда, ну хоть постом поставить во главу угла свой ум, а не чрево.

Помните, как Иоанн Лествичник назвал 14 Слово? «О любезном для всех и лукавом владыке чреве». Кто кем командует? Христианство приучает человека хоть немного владеть собой, дать первенство духовному началу в себе, а не физиологическому.

Великое утешение от Господа

Путь, постепенного видения того, кто я есть на самом деле, путь покаяния, который совершается внутри меня, этот духовный процесс, постепенно углубляясь, приводит к двум вещам. Первое: все большее видение, насколько мы духовно больны. Второе: то, что мы слышим в каноне преподобного Андрея Критского, — радостнопечальный плач. То есть наряду с видением своей поврежденности, молящийся получает от Господа утешения, внутренние наслаждения, даже радость.

Понять это очень просто. Человек болеет. У него температура, боль. И вдруг принимая соответствующие лекарства, он начинает видеть, как болезнь утихает. Радость-то какая!

Этот духовный процесс и происходит в человеке. Наряду с все большим видением открывающейся болезненности нашей природы, больше открывается и любовь Божия к человеку. Он начинает убеждаться, что Бог есть любовь, что Бог не наказывает, а готов оказать милость в любой момент, нужно только к Нему обратиться.

Этот процесс приводит человека к большему смирению. Он, наконец, убеждается, кто он есть на самом деле, и рукою смирения получает действительные благодать, радость, мир, любовь к другим людям.

Более того, если человек увидит себя таковым, то по мере этого видения у него начинает закрываться рот от осуждения других. Как я, пьяница, могу осуждать другого пьяницу? Разве вор осуждает другого вора? Разве в больнице, один больной, у которого болит печенка, будет осуждать другого, у которого болит селезенка? Разве это возможно? Помогайте друг другу!

Так и здесь, при видении себя, видении этой болезни, того, что я в любой момент могу сделать что-то не так, я со снисхождением, с великодушием, а затем и с любовью начну относиться к другим людям, видя их неправые поступки.

Один из величайших православных святых Макарий Великий был назван отцами «земным богом». За что? За то, что относился с величайшей любовью к самым отпетым негодяям.

Слышите, чего достигает человек при правильной духовной жизни? Почему достигает этого? Не просто так, как это нам показывают в буддизме, где человек сам развивается и становится белым слоном. Помните, Будда говорил:

«Я сам всего достиг, я сам все познал, я сам получил нирвану, я — Он».

В христианстве не так. Я вижу, что Бог, Который является врачом, помогает мне, и моя душа соединяется с Ним. Он вливает Свою любовь в мою душу и она наполняется этим величайшим благом, которое может быть в душе человеческой.

Так происходит постепенный процесс, который именуется процессом обожения, когда люди достигают вселения Духа Божьего в свою душу.

Осипов А.И.

Похожие статьи

Хотим привлечь ваше внимание к проблеме разрушенных храмов, пострадавших в безбожные годы. Более 4000 старинных церквей по всей России ждут восстановления, многие находятся в критическом положении, но их все еще можно спасти.

Один из таких храмов, находится в городе Калач, это церковь Успения Божией Матери XVIII века. Силами неравнодушных людей храм начали восстанавливать, но средств на все работы катастрофически не хватает, так как строительные и реставрационные работы очень дорогие. Поэтому мы приглашаем всех желающих поучаствовать в благом деле восстановления храма в честь Пресвятой Богородицы. Сделать это можно на сайте храма

Помочь храму

Рекомендуем статьи по теме

Добавить комментарий

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.

Следите за нами в социальных сетях

В России 8109 храмов находится в разрушенном или полуразрушенном состоянии.

В наших социальных сетях мы собираем информацию о них, а также рассказываем о самых интересных действующих храмах и монастырях.

Подписывайтесь!

icon icon icon icon
+