Вопросы священнику

Задайте интересующий вопрос прямо на сайте и получите ответ от священника

Полезные материалы

Как молиться у "Семистрельной" иконы Божией Матери

О молитве к "Семистрельной" иконе Божьей Матери

Акафист Семистрельной (Умягчение злых сердец) иконе Божией Матери

Образы «Семистрельная» и «Умягчение злых сердец» похожи, однако есть некоторые отличия.

Молитва Николаю Чудотворцу о здравии

Православная молитва св.Николаю Чудотворцу об исцелении в болезни

Как и когда читать акафист Сергию Радонежскому

В православной традиции акафист считается особым видом духовной поэзии ...

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Как сделать православие современным?

Я думаю, что оно должно быть современным в такой же степени, что и арифметика. Все время считают эти идиоты-консерваторы, что дважды два –четыре. Чушь такая! Таблица умножения незыблема? Глупость какая! Менять, все менять, коверкать, разрушать! Все разрушим и построим новое! Я, конечно, иронизирую.

Нам же даны идеальные нормы человечности – заповеди Христа. Вот что такое православие, что такое христианство. Беда, когда мы под православием подразумеваем не заповеди Христовы, а храм, свечи, записки, крестные ходы, иконы, мощи. Также монастыри и школы.

Когда я прочитал в одной книжке, что Русская церковь перед революцией находилась в зените славы, я чуть не умер. Иоанн Кронштадтский пишет: «Сердце обливается кровью, что творится с нашим народом». А тут — в зените славы. Оказывается, о чем идет речь? Посчитали, сколько было монастырей, храмов, духовенства, монашества.

Заповеди Божии — вот норма. И эти заповеди изменены быть не могут. Что хотят те, кто говорят об изменениях? Заповеди изменить? Меняют.

Сидим с лютеранами, обсуждаем проблемы. Один из них говорит: «А вот наша церковь лютеранская уже совершает священнодействие брака над однополыми». Спрашиваю: «А вы откуда это взяли, в каком Евангелии? Из какого текста взяли? Из содомского или гоморрского?». Чего-то папа сказал, и тут же 120 храмов Германии устроили настоящее революцию, стали совершать обряд сочетания. Представляете?

Что мы хотим нового? Здесь или желание уничтожить христианство, или изменить многое во внешней церковной жизни. Тут есть вещи, которые можно поменять. Я например считаю, что было бы очень хорошо читать паремии или Апостол на русском языке. Когда читают по-славянски, многие их почти не понимают. Патриарх, кстати, разрешил. Теперь это от тебя, батюшка, зависит. Зачем читаешь на английском языке, когда стоят русские?

Так что есть некоторые внешние вещи, где требуются какие-то изменения. И к этому надо подходить серьезно. Но это касается внешней церковной жизни, имеет второстепенное отношение к православию. Формы могут быть разные. Незыблемыми остается те истины, которые возвестил Христос: что Он есть Бог, а не просто человек, и те заповеди, которые Он дал. Здесь да избавит Бог касаться! Иначе будут настоящие Содом и Гоморра, как сейчас на Западе, и на этом не остановятся. Как писал Достоевский. «человек слишком глубок». Да-да, глубок, обязательно скатится до сатанизма. Культ сатаны будет. Уже очень много примеров и фактов, которые свидетельствуют об этом направлении.

В чем проблема воцерковления нашего общества?

Главная проблема сводится к тому, какими мы будем христианами. Даже богословская наука сама по себе в этом отношении много сделать не может. Более того, расскажу вам страшную вещь.

Перед революцией 1917 года наши академии (а их было четыре: московская, петербургская, киевская и казанская) находились на таком научном уровне, которому завидовали иностранные университеты. Это был высший профессионализм. Читаешь их книги и удивляешься, как это в одной головушке могло вмещаться столько знаний, просто диву даешься!

А что при этом происходило? Инспектор нашей академии тогда, архимандрит Иларион (Троицкий) читает лекцию студентам о Церкви. Прочитал, спрашивает, какие есть вопросы. Встает студент: «Спасибо, Вы прочитали очень интересную лекцию, но почему-то ничего не сказали о революции! Надо же изменять все!».

А знаете, что было? Студенты духовных школ стреляли в ректоров, профессоров, инспекторов. Они шли в первых рядах революционеров, борцов за свободу. Во как были настроены! Причем, почему злейшими безбожниками были именно выпускники академии? Они получили богословское образование и могли оперировать всеми этими знаниями, недоступными для остальных. Изучали богословие, набивали свою голову, как компьютер. А с душой что творилось? Покушались на жизнь, убивали.

Митрополит Вениамин (Федченков) в 1911 был назначен инспектором в духовную семинарию в Питере. Он писал о том, что ему пришлось делать, какой был кошмар. Он говорит, что требовали дисциплины. Утром приходит — иконы сброшены, лампады разбиты, ручки в дверях вывернуты, все насквозь прокурено. Когда он пришел в столовую, студенты начали кричать, лаять, блеять. И он говорит: «Я ничего не мог сделать». Это была богословская школа, духовная семинария. Это вспоминания очевидца, а не кого-нибудь. Кстати, Вениамин (Федченков) замечательный, просто святой человек.

Состояние было беда. Забыли, что педагог — это воспитатель, а не тот, кто накачивает знаниями. Человек — живой организм, а не компьютер. Поэтому в в данном случае на что обращаю внимание?

Если мы сами не постараемся делать все возможное своей жизнью, своим поведением, своим отношением к окружающим, если мы не покажем, что такое христианство, мы ничего не сделаем, чтобы люди могли видеть, о чем мы говорим. Не научившись молится, мы такими не станем. Без молитвы нет религии, потому что молитва – это отношения человека с Богом, это ощущение Бога. Где Господь дает Свои помощь и благодать? В молитве. В какой? С вниманием и покаянием.

От нас не требуется стояние 1000 дней и 1000 ночей на камне, как Серафим Саровский, ну что вы! Сделай в день хотя бы 10 молитв Иисусовых с полным вниманием, поставь за правило! А хотите, я вам скажу, почему 10?

Однажды одна дама, биолог, кандидат наук, которая вышла на пенсию, пришла к игумену Никону (Воробьеву) и говорит: «Батюшка, дайте мне какое-нибудь правило». Он ей ответил, что правил никому не дает, и отказал. Но она не отступала: «Нет, я вас очень прошу, батюшка!». Это на моих глазах было. Тогда он сказал: «Ну, хорошо. Сделайте в день 10 молитв Иисусовых». Она: «Вы, батюшка, смеетесь надо мной, да? Я прошу дать мне правило, а вы 10 молитв». Он: «Извините, но больше я ничего не могу». Через неделю она пришла опять: «Знаете, батюшка, вы дали 10 молитв и я постаралась выполнить правило. Утром думаю: ладно, сделаю днем. Но днем у меня всякая суета, решила вечером. А вечером я хочу спать. Я никак не могу сделать 10 молитв!». Он только улыбнулся и ничего не сказал.

Слышите? Может, сделаем 10? Начнем? Дай Бог!

Осипов А.И.

Похожие статьи

Хотим привлечь ваше внимание к проблеме разрушенных храмов, пострадавших в безбожные годы. Более 4000 старинных церквей по всей России ждут восстановления, многие находятся в критическом положении, но их все еще можно спасти.

Один из таких храмов, находится в городе Калач, это церковь Успения Божией Матери XVIII века. Силами неравнодушных людей храм начали восстанавливать, но средств на все работы катастрофически не хватает, так как строительные и реставрационные работы очень дорогие. Поэтому мы приглашаем всех желающих поучаствовать в благом деле восстановления храма в честь Пресвятой Богородицы. Сделать это можно на сайте храма

Помочь храму

Рекомендуем статьи по теме

Добавить комментарий

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.

Следите за нами в социальных сетях

В России 8109 храмов находится в разрушенном или полуразрушенном состоянии.

В наших социальных сетях мы собираем информацию о них, а также рассказываем о самых интересных действующих храмах и монастырях.

Подписывайтесь!

icon icon icon icon
+