Вопросы священнику

Задайте интересующий вопрос прямо на сайте и получите ответ от священника

Полезные материалы

Читаем акафист св. Спиридону Тримифунтскому

Об акафисте святителю Спиридону Тримифунтскому

О мощах великого русского святителя Луки Крымского

Путешественники, бывая в Крыму, зачастую заходят и в Свято-Троицкий женский монастырь ...

Житие святителя Луки (Войно-Ясенецкого) как руководство к святости

Удивительный человек, с удивительной судьбой. На первый взгляд ...

Святитель Спиридон из Тримифунта

Житие святителя и чудотворца Спиридона Тримифунтского

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Николай II

Содержание страницы

Биография Николая II

В 2000 году император Николай II  и его семья были канонизированы Русской Православной Церковью. Трудно найти святого, отношение людей к которому разнилось бы столь сильно: от именования «Кровавым» до признания одним из величайших (и до сих пор не оцененных!) правителей России.

Даже чин святости – страстотерпец, то есть принявший смерть от врагов по их злобе, жестокости, коварству – в котором царь прославлен Церковью, кроме него и его семьи включает еще только четыре имени. Это свв. князья Борис и Глеб, Игорь Киевский и Михаил Черниговский. Убийство последнего относится к середине XIII в. С тех пор до конца XX в. канонизаций страстотерпцев не было.

Годы правления

1 ноября 1894 — 15 марта 1917

Полный титул

Полный титул Николая II:

«Божиею поспе́шествующею милостию, Мы, Николай Вторы́й, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсонеса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новагорода низовския земли́, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея Северныя страны́ Повелитель; и Государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли́ и области Арменския; Черкасских и Горских Князей и иных Наследный Государь и Обладатель, Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая»

Какой была Россия ко времени правления Николая II

Одни называли вторую половину XIX в. временем надежд, новых перспектив, другие – упадка, деградации, предвещавших разрушение векового уклада. Своя правота парадоксальным образом есть в обоих суждениях.

«Русское чудо»

На годы правления двух Александров (Второго и Третьего), а затем – Николая, приходится бурный рост экономики. Россия стремительно догоняет развитые страны по производству металла, количеству заводов, строит уникальную Сибирскую железную дорогу.

Растет количество университетов, школ, русская наука становится лидирующей в мире. На рубеже XIX-XX вв. страна дает человечеству двух лауреатов Нобелевской премии – физиолога И.П.Павлова, иммунолога И.И.Мечникова. Тогда же создаются романы Ф.М. Достоевского, Л.Н.Толстого, рассказы А.П.Чехова, И.А.Бунина, великие музыкальные произведения П.И.Чайковского, М.И.Глинки, десятков других композиторов, до сих пор – «лицо» русской культуры для всего остального мира.

Интересный факт
Вместе с тем, творческая интеллигенция, купечество, дворянство – формировавшие экономические достижения, создававшие культурные ценности, по статистике, составляли… не более 2-3% населения крестьянской страны. Блестящее образование было элитарным, например, стоимость года университетского обучения по разным регионам достигала от 100 до 200, даже более рублей – по ценам того времени на эти деньги можно было возвести одноэтажный дом. А зарплата разнорабочего составляла не более 10 рублей ежемесячно.

«Православие, самодержавие?…»

Те же годы – время нарастания массового безверия, более того, революционных настроений. Блестящие российские университеты не только дают, по сути, интеллектуальную элиту страны, более того, мира. Из них еще выходят «верующие в революцию» сторонники бунтов, забастовок, даже – убийства монархов. А происходит это потому, что бурно развивающаяся страна начинает терять духовные основы.

Процесс, начавшийся отменой Патриаршества при Петре I, к середине XIX в. приводит к постепенной духовной деградации общества. Давно стали нормой «исповедные росписи», ведущиеся при храмах свидетельства «внешнего» благочестия прихожан, обязанных бывать у как минимум исповеди один раз за год. А для награждения государственным орденом претендент обязан представить… справку от духовника о регулярном Причастии.

При этом с XVIII в. государство, по сути, ведет антицерковную политику: ограничивает количество монастырей, насельников, с 1762 г. лишает обители земли. Только при Екатерине II количество закрытых таким образом иноческих общин достигало нескольких сотен. Задыхающиеся среди душной атмосферы тогдашней церковности люди нередко ищут утешения, обращаясь к различным сектам, оккультным учениям вроде спиритизма, или же вообще становятся атеистами.

А с 1860-х наносится удар по духовной опоре страны – крестьянству (даже слово, которым называли себя «сельхозпроизводители» означает «христиане»!). «Освобождение»  их от крепостной зависимости за грабительские выкупные платежи (они растянутся до 1905 г., лишь тогда будут отменены ввиду невозможности их выплатить!) приводит к массовому разорению доселе более или менее стабильно существовавших сельских жителей.

Многие из них, поколениями жившие в деревне, вынуждены теперь стать горожанами – переехать к другой жизни, иным порядкам. Потерянные люди без опоры – духовной, материальной, становятся «горючим материалом» для любого возможного бунта. Так что при огромных показателях индустриализации, развития городов именно там зреют семена будущих революций.

В первые годы царствования Николая II Владимир Ульянов, несостоявшийся адвокат, революционер, уже взявший псевдоним «Н.Ленин» напишет о России, что «…самое отсталое землевладение, самая дикая деревня – самый передовой промышленный и финансовый капитализм» делают страну «слабым звеном» среди «империалистических  держав», местом, где можно осуществить революцию.

Царь и народ

Единство монарха со своими подданными принято было считать – наряду с православием – духовной основой страны. Но было ли оно?

Где жила царская семья, каким было ее благосостояние

Вот лишь некоторые данные, говорящие об образе жизни, благосостоянии правителя России, а также его немалой семьи – рода Романовых:

  • только под Петербургом царская семья имела не менее 10 летних резиденций, каждая – площадью сотни гектаров; Петергоф, Царское Село, Ораниенбаум – список «дач» государя был поистине огромен;
  • не меньше таковых было близ Москвы, старой столицы России – традиционно это Коломенское, Царицино, другие села, исстари принадлежавшие царствующему дому;
  • постоянное место жительства императорской семьи большую часть года – Зимний дворец в Петербурге; это 1500 комнат общей площадью 60000 кв.м.; ныне здесь – музей «Эрмитаж»; подсчитано, что для того, чтобы посетить каждый зал может потребоваться не один год жизни.

Благосостояние семьи складывалось из:

  • государственных ассигнований, которые по разным данным составляли от 11 до 16 млн. рублей ежегодно;
  • доходов от так называемых «удельных земель» — по разным оценкам от 2,5 до 20 млн. рублей ежегодно;
  • процентов от банковских билетов, ценных бумаг, включая вклады за рубежом;
  • движимого имущества большой ценности – например, предметов искусства.

Корона, автомобили…

Только стоимость Большой императорской короны, изготовленной в 1762 г. для Екатерины II, которой короновались все Романовы, по ценам 1865 г. составляла более 800000 рублей. А гараж царской семьи начала XX в. – это 25 авто элитных европейских марок. Общая стоимость их обслуживания составляла сумму, равную современным 1 млн. долларов.

  • в целом размеры благосостояния императорской семьи современные историки оценивают как 16-18 млн. рублей по ценам конца XIXв., что по нынешнему курсу составляет около 15 трлн. рублей или 200-220 млрд. долларов.

Народ, принимавший царя как богоданную власть, любил своего государя. Но понимал ли сам Помазанник рабочего, получавшего заработную плату, согласно «традиции» российских предпринимателей, строго по церковным праздникам, или крестьянина, семью которого неурожай в очередной раз поставил на грань выживания?

Таковы были реалии рубежа XIX-XX вв., с которыми пришлось иметь дело правителю страны.

Где и когда родился будущий император Николай II

Цесаревич Николай Александрович родился 18 мая (6 мая по старому стилю) 1868 г. Позже обратят особое внимание: то был день памяти прав. Иова Многострадального, точно предвестие крайне нелегкой жизни наследника русского престола.

Дедушки, бабушки, родители, братья и сестры 

Дом Романовых, правящая династия России с 1613 г., был большой семьей, включавшей не только русских, но даже западно-европейских монархов. Кроме того, считали самой богатой в России – причем вполне заслуженно.

Августейшие родственники

Со времен Петра I возникла традиция отдавать царевен замуж за европейских государей, а позже русские императоры женились чаще всего на немецких принцессах. Даже на гербе династии, кроме традиционного грифона, эмблемы рода с XVII в., можно увидеть символы немецких княжеств, родственниками правителей которых были русские цари.

Кроме того, они находились в родственных отношениях:

  • с британской королевой Викторией, которую многие звали «бабушкой Европы»: ее 9 детей стали членами семей нескольких королевских династий;
  • с датским королем Кристианом IX; именно его дочерью была мать будущего царя-страстотерпца; она же – родная сестра принцессы Александры, вышедшей замуж за сына королевы Виктории, Эдуарда VII; среди лучших друзей Николая был ее сын, позже – британский король Георг V; по сохранившимся фото, многочисленным воспоминаниям, кузены были похожи даже внешне.

Внук Освободителя

Дед Николая II

Император Александр II с супругой Марией Александровной

Дедом Николая был Александр II, великий реформатор, отменивший крепостное право (1861 г.), проведший крупные реформы – от судебной до военной. С супругой, Марией Александровной (принцессой Гессенской), они прожили 39 лет, у них родились 8 детей, включая 4 сыновей:

  • Николая, объявленного наследником престола;
  • Александра, будущего Александра III;
  • Владимира, от которого идет линия нынешних Романовых;
  • Сергея, впоследствии – Московского губернатора, супруга великой княгини Елисаветы Феодоровны, убитого террористом (1905).

При особенно любим родителями был старший сын, цесаревич Николай. Однако в 1865 г. он, уже помолвленный с датской принцессой Дагмарой, за несколько дней скончался от скоротечного менингита.

В честь дяди

Говорили, что у постели умирающего цесаревича неотступно были его невеста и брат Александр, лично ухаживавшие за ним. Общее горе сблизило их. Со временем дружеские чувства стали чем-то большим – через некоторое время после кончины Дагмара приняла православие с именем Марии Феодоровны, после чего вышла замуж за Александра. Своего первого сына они назвали Николаем. Он был полным тезкой покойного дяди, память которого хранилась семьей свято.

Во время Крещения цесаревича от купели его принимали:

  • дед, Александр II; великая княгиня Елена Павловна, вдова четвертого сына Павла I, великого князя Михаила Павловича, двоюродного деда императора; известно что Александр особенно ценил ее за поддержку его реформ, особенно отмены крепостного права;
  • датские родственники, королева Луиза, принц Фридрих;

Родители Николая II

Александр III и Мария Федоровна

Император Александр III и Мария Федоровна

Отцом Николая был великий князь Александр Александрович, будущий император Александр III. С Марией Феодоровной они счастливо прожили до самой кончины Александра (1894 г.).

О том, что Николай когда-либо станет наследником престола, первоначально речи не шло: слишком отдаленной была такая перспектива, ведь действующему императору на момент рождения цесаревича было лишь 50 лет. Отношения отца и деда будущего императора были достаточно напряженными: наследник престола крайне не одобрял отношения Александра II к супруге, резко изменившееся после смерти старшего сына, частые измены.

Свою семью он строил как противоположность отцовской, воспитание детей (у Николая были братья — великие князья Георгий и Михаил, и сестры — великие княжны Ольга и Ксения) – на основе национальных традиций. Не все нравилось ему также в политике отца: Александр был скорее консерватором, сторонником русских традиций во власти и управлении.

Трагедия

Между тем, над головой Александра II сгущались тучи: революционеры, недовольные монархией, давно «вынесли приговор» императору. На Освободителя покушались 6 раз: дважды пытались застрелить во время прогулки, на военном параде, устроить железнодорожную катастрофу, наконец, заложили бомбу под столовую самого Зимнего дворца.

Последним стало нападение на государя 1 марта 1881 г. Первая бомба уничтожила карету, вторую террорист Гриневицкий бросил под ноги императору. В половине четвертого того же дня Александр II скончался. Тогда же начался отсчет нового царствования – 36-летнего Александра III. Николаю на момент кончины деда было только 13 лет.

Воспитание и образование 

Император Александр III с семьей

Воспитание царских детей было традиционно строгим. У них старались выработать представление об особой миссии царского рода, необходимости службы стране. Как правило, великие князья поступали в армию, активно действовали во время военных кампаний, женщины семьи занимались благотворительностью, открывали школы, библиотеки, приюты.

Александр Александрович, еще будучи великим князем, не раз писал учителям, дававшим детям основы образования, что «не желает делать из них оранжерейных цветов»:

«Они должны хорошо молиться Богу, учиться, играть, шалить в меру. Учите хорошенько, послаблений не делайте, спрашивайте по всей строгости, не поощряйте лень в особенности. Если что, то адресуйте прямо ко мне. Я знаю, что нужно делать. Повторяю, что мне фарфора не нужно. Мне нужны нормальные, здоровые русские дети».

Подобным образом растили всех, не исключая Николая. После того, как отец стал императором, ему, как наследнику, уделялось особое внимание.

Образование

У царских детей оно было домашним, однако не менее, а чаще всего – куда более фундаментальным, чем у обычных гимназистов, студентов. Так, для цесаревича Николая была написана специальная программа, рассчитанная на 13-летний курс:

  • 8 лет – очень расширенный общеобразовательный курс гимназии с особым вниманием к изучению европейских языков (английского, которым цесаревич овладел особенно хорошо, говоря практически без акцента, немецкого, французского), литературы, истории, политики;
  • 5 лет – военное дело, экономика, юриспруденция; здесь соединялись курсы Академии при Генеральном штабе с программой юридического факультета университета – по сути, три высших образования; такие разноплановые знания были необходимы для государственной деятельности.

Царских детей обучали лучшие педагоги, а чаще всего – государственные деятели, которые передавали не только знания, но также собственный опыт управления.

Среди таких юного Николая были:

  • один из основателей физической химии, ученый с мировым именем, Н.Н.Бекетов;
  • профессор Академии Генштаба, генерал Н.Н.Обручев;
  • профессор фортификации, генерал Ц.А.Кюи – одновременно широко известный как музыкант, композитор;
  • генерал от инфантерии М.И.Драгомиров, киевский генерал-губернатор;
  • блестящий экономист, министр финансов Н.Х.Бунге;
  • правовед, историк, обер-прокурор Синода К.П.Победоносцев.

Знания о Законе Божием, истории Церкви, каноническом праве цесаревич получил от протоиерея Иоанна Янышева, доктора богословия, духовника царской семьи.

При этом всем педагогам запрещалось спрашивать цесаревича, ставить оценки, они только читали лекции. Однако, преподаватель английского позже вспоминал: «Он был очень любознателен и прилежен, вызывая даже добродушные насмешки других, и чрезмерно увлекался чтением, проводя большую часть свободного времени за книгой». А много позже образованность Николая отметят многие работавшие с ним сотрудники, опровергая мнение противников, пытавшихся представить его «обычным полковником», недалеким человеком.

  • В.В.Мамонтов, управляющий царской канцелярией: «…Когда мне пришлось часто докладывать Государю, я убедился, что Его Величество удивительно быстро схватывал сущность того, что повергалось на Его усмотрение и что, казалось бы, требовало подробных объяснений. Память у Государя была поразительная: мало-мальски выдающееся дело, ему доложенное, он помнил в течение очень долгого времени в мельчайших подробностях».
  • А.П.Столыпин, сын П.А.Столыпина: «Летом 1906 года в Петергофском дворце, когда подготовлялась аграрная реформа, царь работал с моим отцом целые ночи напролет. Вникал во все подробности, давал свои суждения, был неутомим».
  • С.К.Буксгевден, фрейлина императрицы: «Он был аккуратнейшим из всех людей, поэтому все его бумаги находились в идеальном порядке — они были тщательно классифицированы и снабжены аннотациями. Его дочери говорили мне, что, когда бы он ни подходил к письменному столу, он сразу же мог найти все необходимые бумаги».

Государственная деятельность

Николай 2

По достижении 16 лет, 18 мая 1884 г., цесаревич принес особую присягу как наследник престола. Она совершилась в домовой церкви при Зимнем дворце. С этого времени он начинает принимать деятельное участие в управлении страной:

  • 2 года служит младшим офицером (командиром эскадрона) Преображенского полка, с 1892 г. получает чин полковника;
  • постоянно присутствует на заседаниях Кабинета Министров, Государственного Совета;
  • посещает российские губернии, с отцом, либо один;
  • совершает путешествие по Европе, некоторым странам Африки (Египет), Азии (Таиланд, Китай, Япония) (1890-1891 гг.); общая протяженность маршрута составила более 50000 км;
  • с 1892 г. возглавил Комитет по строительству Сибирской железной дороги; дорога, по общему признанию, была проектом века, будучи самой протяженной, превысив по этому показателю другую уникальную железнодорожную магистраль, Канадскую; одновременно Сибирская железная дорога стала рекордом по скорости строительства: начавшись в 1891 г., постройка ее завершилась уже к 1898 г.; в 1891 г., возвращаясь из Японии, Николай проехал по всей протяженности дороги, лично познакомившись с ходом работ, решая оперативные вопросы.

Во время пребывания в Японии цесаревичу пришлось столкнуться с реакцией на восточную политику России: закрытое японское общество негативно реагировало на контакты с внешним миром, особенно христианскими странами, великими державами, как Россия.

Хотя это мнение, как говорили русские дипломаты, начало постепенно меняться за несколько месяцев до приезда русской делегации, Николаю пришлось пережить нападение: один из местных полицейских, чьей обязанностью было поддержание порядка, Цуда Сэндзо, бросился на цесаревича с саблей. Раны Николая оказались легкими, так как нападавшего тут же схватили. Верный своей обычной доброжелательности, Николай сказал лишь:

«Это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может чем-либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие».

«Хозяин земли Русской»

Так напишет император в анкете Всероссийской переписи населения 1897 г. в графе «Род занятий». К этому времени прошло три года его царствования. Уже тогда находилось немало людей, ставивших под сомнение способности, компетентность, умение управлять страной нового государя.

Вступление на престол

Оно случилось намного раньше, чем сам Николай это предполагал, ведь любимый отец, Александр Александрович, не достиг еще даже возраста 50 лет, казалось, был полон сил.

Смерть отца

Многие говорили, что богатырское здоровье Александра III подорвала железнодорожная катастрофа октября 1888 г., когда царский поезд сошел с рельсов близ Харькова. Впоследствии спасение царской семьи будут описывать как чудесное, как воспоминание его будет даже выстроен не один храм.

Однако, есть данные, что, кроме Божией помощи, царская семья была обязана жизнью, здоровьем своему главе: статный, высокий Александр Александрович, о физической силе которого ходили легенды, поддерживал крышу вагона, пока не вышли жена с детьми. Возможно, это стало причиной травмы, последствия которой начали сказываться впоследствии. Во всяком случае, к 1894 г. стало очевидно: кончина отца не за горами.

За год до смерти болезнь особенно обострилась. Накануне кончины к императору, жившему в Крыму, приехал великий молитвенник, прав. Иоанн Кронштадтский. Позже святой с горечью говорил:

«Я мертвых воскрешал, а Батюшку-Царя Александра III не мог у Господа вымолить. Да будет на все Его Святая воля».

Возможно, дело было не только в воле Божией, но еще в том, что беззаветное почитание святого, столь распространенное среди народа, не было близко царской семье. Многие обращают внимание на слова Александра III, сказанные им праведнику уже перед самой кончиной: «Русский народ любит вас…». Но – ни слова о собственном отношении. О. Иоанн хорошо это понял, ответив: «Да, Ваш народ любит меня». 2 ноября 1894 г., многотрудная жизнь Александра окончилась.

Бремя власти

Сохранились воспоминания близко знавших царскую семью, говорящие о растерянности молодого царя в тяжелую минуту смерти отца. Вот как вспоминает об этом двоюродный брат Николая, великий князь Александр Михайлович:

«Он взял меня под руку и повел вниз в свою комнату. Мы обнялись и плакали вместе. Он не мог собраться с мыслями. Он сознавал, что он сделался Императором, и это страшное бремя власти давило его…

 — Сандро, что я буду делать! — патетически воскликнул он. — Что будет теперь с Россией? Я еще не подготовлен быть Царем! Я не могу управлять Империей. Я даже не знаю, как разговаривать с министрами. Помоги мне, Сандро!».

Так подготовлен или нет?

Каким человеком был император, душевные качества, внешность, рост, вес, увлечения

Внешне он как бы был полной противоположностью отца. Николай не отличался ни высоким ростом (около 170 см, при высоком отце – 190 см), ни комплекцией. Этим походил на мать, Марию Федоровну, хрупкую, очень изящную. Говорят, что император даже иногда шутя упрекал жену, мол, «испортила породу Романовых».

Отличался от отца Николай также характером. Его сохранившиеся фото передают особую кротость, какую-то мягкость, присущую ему. В отличие от отца, который не чурался грубости, даже крепкого словца, наследник престола старался никого не обидеть резкостью, выслушать человека, прежде чем принимать решения. Иногда это принимали за слабость, особенно по контрасту с Александром III.

Многие придворные, уже в бытность Николая императором, уверяли, что мнение царя по тому или иному вопросу зависит от того, кто последним войдет в его кабинет, дабы донести свою позицию. Неуверенность шла не от необразованности, а от особо присущего Николаю чувства долга, ответственности царя, что не позволяло ему принимать скоропалительные решения. Очень часто это выглядело медлительностью.

В царе многие отмечали также:

  • особую набожность, любовь к богослужению; известно, что уже будучи царем, он всегда начинал день с молитвы в храме при дворце, за литургией;

Министр иностранных дел, С.Д.Сазонов, позже напишет: «Глядя на него у церковных служб, во время которых он никогда не поворачивал головы, я не мог отделаться от мысли, что так молятся люди, изверившиеся в помощи людской и мало надеющиеся на собственные силы, а ждущие указаний и помощи только свыше…»

  • доброжелательность по отношению к окружающим, простоту, не вяжущуюся с царским саном; для него было обычно интересоваться проблемами служителей при дворце, учителей великих княжон, солдат Преображенского полка, где проходил службу;
  • честность, порядочность, которой иногда недобросовестно пользовались, однако Николай не изменял своим принципам;
  • наконец, общеизвестно, что, даже оказавшись на вершине власти, Николай не стал мстительным – причем не был таким до последних дней правления.

Портрет императора кисти Серова, Репина

Последнее обстоятельство лучше всего иллюстрирует история с художником Валентином Серовым, который несколько лет, по заказу Александра III, работал с царской семьей, создавая галерею портретов Романовых.

Портрет Николая II

Портрет Николая II. Серов В.А.

Последним по времени стало изображение Николая, сделанное в 1900 г., когда шли первые годы его правления. Говорят, что императрица, Александра Федоровна, попыталась высказать амбициозному Серову свои пожелания, каким образом хорошо было бы «поправить» портрет августейшего супруга.

В ответ художник вручил ей кисть. Обидевшись, царица ушла. Несмотря на это, Николай никоим образом не стал мстить ему за оскорбленное самолюбие супруги. А ведь Серов прямо заявил: «В этом доме я больше не работаю». Да и портрет, наверное, вышел непарадным. На нем – ушедший в себя человек, точно провидящий грядущие беды. Так ли хотел видеть себя император? Но ни слова упрека художник не услышал. Ему лишь передавали, как высоко государь ценит его талант.

Николай II

Портрет Николая II. Репин И.Е.

Намного более спокойно было позировать другому художнику, И.Е.Репину, не раз писавшего парадные портреты царя. Впрочем, многие ценители художника говорят, что государь на них несколько «зажатый»: вот великолепный тронный зал Зимнего дворца, а на фоне торжественного убранства – одетый в парадный мундир невысокого роста человек, точно задумавшийся о чем-то, с властью совсем не связанном.

А вот он же в кабинете, также в военном мундире – смотрящий куда-то в сторону от зрителя. Разительный контраст с множеством портретов харизматичного, уверенного Александра III. Неуверенность Николая, переданная художниками, может быть, лучшая иллюстрация его слов о том, что царем он быть «не подготовлен». Хотя, вернее сказать, кротость, честность, порядочность уже не вписывались в рамки русской политической жизни. Не понимать этого молодой царь не мог.

Предельно скромный, можно сказать, закрытый, он мало кого допускал к своей личной жизни. Тем не менее друзья, близко знавшие Николая сначала наследником, затем императором, сохранили воспоминания о его человеческих чертах, не отраженных парадными портретами:

  • Николай увлекался яхтенным спортом, лично ходил на яхте по Финскому заливу, часто брал на борт семью;
  • не чуждался он также любимой забавы большинства русских царей – охоты; был так азартен, что иногда даже на обычную прогулку выходил с ружьем, подстреливал птиц или бездомных животных; а вот рыбалку, в отличие от Александра III, часами сидевшего с удочкой, Николай не жаловал;
  • еще одна страсть царя, любившего скорость – автомобили; считается, что «автопарк» Романовых был самым большим среди европейских государей;
  • «новомодным» тогда увлечением была фотография; царь умел, очень любил фотографировать; искусством этим владели также его дети;
  • государь любил, ценил вкусную еду; рассказывали, что обедал он никак не меньше двух часов;
  • из «вредных привычек» императора обычно называют курение, к которому он, видимо, привык с молодости, как многие; а еще – рюмку сливовицы за обедом, любовь к хорошему коньяку, к которому он даже, по семейному преданию, «изобрел» закуску – лимон, густо посыпанный сахаром.

Жена Николая II Александра Федоровна

Николай 2 и Александра Федоровна

Знакомство Николая с Алисой, внучкой королевы Виктории, состоялось в 1884 г., когда принцесса посетила Россию ради свадьбы сестры, Елисаветы, супруги брата Александра III, Сергея Александровича. Тогда Аликс, как ее звали дома, было только 12 лет. Считается, что уже тогда между ней и Николаем, наследником русского престола, возникли первые чувства. Молодые люди действительно не забывали друг о друге несколько лет, наконец, в 1890 г. Николай решительно объявил о желании жениться именно на Аликс.

Против их свадьбы были родственники с обеих сторон. Александр III видел возможной невестой старшего сына французскую принцессу Елену Орлеанскую, одну из первых красавиц Европы, брак с которой сулил также политические выгоды. Королева Виктория полагала отдать Аликс замуж за принца Альберта Виктора.

Но влюбленные были непреклонны. Говорили также, что на их стороне была великая княгиня Елисавета Федоровна, которой удалось убедить самого императора. Возможно также, что Александр торопился женить наследника, понимая, что смертельно болен. Так или иначе, помолвка Николая и Александры (с этим именем она приняла Крещение) состоялась 6 апреля 1894 г. – чуть более, чем за полгода до смерти императора.

Венчание

Несмотря на скорбь по отцу Николая, венчание пары прошло 26 ноября 1894 г., то есть спустя только 6 дней по его кончине. То был день рождения императрицы Марии Федоровны, что формально позволяло нарушить траур. Впрочем, торжественное венчание в такое время, пушечный салют ради молодых, поняли далеко не все.

Великий князь Александр Михайлович позже, уже эмигрантом, напишет: «Их медовый месяц протекал в атмосфере панихид и траурных визитов. Самая нарочитая драматизация не могла бы изобрести более подходящего пролога для исторической трагедии последнего русского царя».

Личность Александры
Жена Николая II

Алиса Гессенская

Будущая царица выросла в благочестивой протестантской семье. Ее не воспитывали неженкой, белоручкой: с детства принцесса умела рукодельничать, была приучена помогать больным, бедным, любила благотворительность. Хорошо известно, что Аликс, как ее звали родители, ценила уют, покой родных. Уже женой Николая, она любила делать близким неожиданные приятные подарки, устраивать сюрпризы.

В то же время современники единодушно отмечают нервность царицы, ее особую закрытость, застенчивость. Предполагают, что она была вызвана травмой еще с детства. Шести лет Аликс потеряла мать и сестру, которые умерли от дифтерии. С тех пор была замкнутой, неуверенной, особенно при посторонних. Для близких же она была любящей женой, прекрасной матерью, умной собеседницей.

Но вот впервые видевшие царицу принимали ее отстраненность за высокомерие, холодность. Современники вспоминают, что Александра, верная своим принципам помощи ближним, не раз посещала лазареты с ранеными воинами – как во время русско-японской, так, позже, 1 мировой войны. Однако ее благородный порыв не находил отклика у раненых солдат – именно из-за неумения легко общаться с малознакомыми людьми.

Дети, взаимоотношения в семье Николая II и Александры

У супружеской четы родится пятеро детей:

  • старшая дочь, Ольга, появилась на свет спустя год после свадьбы; ее называли «папиной дочкой», так как она безгранично любила отца, даже постоянно носила на шее медальон с его портретом; мечтательная, начитанная, умница – такой знали Ольгу близкие;
  • Татьяна была ближе матери, впоследствии, в Сибири, ухаживала за ней, читала ей вслух; девушка, в отличие от Ольги, была энергичной, практичной, охотно ухаживала за младшими детьми; когда во время 1 мировой войны царские дочери начнут работать как сестры милосердия, именно у Татьяны это получится лучше всего;
  • Мария – статная русская красавица с большими глазами – она была очень похожа на деда, Александра III; говорят, лет с 18 она ради забавы поднимала на руках сухопарого учителя английского языка; как Татьяна, деятельная, энергичная, Мария была опорой родителей потом, во время сибирской ссылки; она же чаще всего помогала ухаживать, если кто-то из близких болел;
  • Анастасия была самой веселой, жизнерадостной; невысокого роста, крепкая, не считавшаяся особенной красавицей, она совершенно не переживала из-за внешности; именно она разряжала обстановку, веселила сестер, мать, брата, который говорил, что ей бы играть на сцене; «У меня другие обязанности,» – тут же серьезно отвечала девушка.

Дружные сестры, характеры которых великолепно дополняли друг друга, даже дали себе общее прозвище, сложив первые буквы своих имен: ОТМА.

  • последним, самым долгожданным ребенком, станет Алексей – сын, наследник; любимец всей семьи, он уже с раннего детства оказался болен гемофилией – тогда совершенно неизлечимым заболеванием; любая ранка, столь обычная для мальчика его возраста, падение, малейший синяк – все это, при несвертываемости крови, могло стать причиной смерти; как многие больные дети, Алексей отличался серьезностью, иногда – мудростью не по годам. Но его болезнь была постоянным источником страданий, беспокойства для родителей, особенно – для матери, нередко омрачая атмосферу этой теплой, любящей, дружной семьи.

Коронация

Еще в древней Византии вступление императора на престол имело особенности, связанные с происхождением царской власти. Их еще с XVI в., когда был коронован первый русский царь, Иван Грозный, переняла Россия:

  • коронация совершалась во время Божественно литургии, после Малого Входа, то есть до чтения Апостола, Евангелия; в это время богослужения поставлялись епископы, имевшие власть не только совершать таинства, но также рукополагать священнослужителей; среди титулов правителя Византии не случайно был «епископ внешних дел Церкви», именно такой видел свою роль император, светский правитель, действовавший в «симфонии» с церковной властью;
  • смысловым центром коронации было Миропомазание – таинство, совершаемое по Крещении над христианином единожды; лишь над императором оно свершалось дважды, знаменуя особую благодать этого сана, сугубое Божие благословение.

Венчание русских царей долгое время проходило по Византийскому чину. Однако, после отмены Патриаршества (при Петре I, с 1721 г.) фактически руководит Церковью непосредственно император (через своего представителя – обер-прокурора Святейшего Синода).

Как ознаменование этого, коронация стала совершаться не во время, а до литургии, знаменуя абсолютную власть монарха в делах не только светских, но еще духовных. Характерно, что к XIX в. уже сложилась традиция, когда царь сам возлагал на себя корону, тогда как ранее это делалось Предстоятелем Церкви. При этом чин коронации:

  • по-прежнему происходил в Москве, в Успенском соборе Кремля, несмотря на то, что столица находилась в Петербурге;
  • сохранил свое «ядро», Миропомазание на царство; оно теперь совершалось во время литургии, непосредственно перед Причастием.

Сохранилось подробное описание коронации последнего русского царя. Николай и Александра приехали в столицу на день рождения императора, 18 мая 1896 г. Все дни, оставшиеся до церемонии, они провели «говея», то есть строго постясь, молясь, твердо осознавая, таким образом, духовное значение коронации.

Венчание на царство Николая 2

26 мая 1896 года произошла сама церемония. Начавшись с приветственной речи митрополита Московского Сергия (Ляпидевского) еще на паперти главного храма страны, которая была также назидательной, подчеркивала значимость миссии правителя, чин коронации продолжился в Успенском соборе:

  • Николай во всеуслышание прочитал Символ Веры, исповедав верность православию;
  • митрополит Петербургский Палладий с молитвой возложил руки на его главу;
  • затем царь сам надел корону, после чего возложил малый венец на главу супруги, преклонившей перед ним колена.

А затем снял свой венец, сам стал на колени. Под сводами древнего собора зазвучали слова первой молитвы императора Николая:

«…Исповедую неизследимое Твое о мне смотрение и, благодаря, величеству Твоему поклоняюся, Ты же, Владыко и Господи мой, настави мя в деле, на неже послал мя еси, вразуми и управи мя в великом служении сем. Да будет со мною приседающая Престолу Твоему Премудрость. Посли ю с небес святых Твоих, да уразумею, что есть угодно пред очима Твоими, и что есть право по заповедям Твоим. Буди сердце мое в руку Твоею, еже вся устроити к пользе врученных мне людей и к славе Твоей».

Краткая молитва митрополита Палладия от лица народа, затем его же приветствие царю – и вот начинается Божественная литургия. По окончании ее коронация завершается Миропомазанием не только царя, но также его супруги. Затем – посещение царем и царицей святынь Кремля. Самодержцы по древней традиции кланяются народу с Красного крыльца царского дворца.

Пройдет несколько дней, и обо всем этом уже почти никто не вспомнит. А вот о том, как Николай, по словам игум. Серафима (Кузнецова), облаченный тяжелым одеянием, «после длинной и утомительной коронационной службы, в момент восхождения… на церковный помост, изнемогая под тяжестью царского одеяния и короны… споткнулся и на время лишился чувств» — об этом подумают обязательно. Как о первом из череды множества предзнаменований трудного, тяжелого царствования. Вторым «знаком судьбы» стала трагедия на Ходынке на пятый день по коронации.

События на Ходынке, почему Николай был назван «Кровавым», насколько обосновано это прозвище

Сейчас на этом месте – Ленинградский проспект, а более 100 лет назад Ходынка была городской окраиной. Когда-то рядом была слободка, где жили ямщики, а на поле сеяли хлеб. После оно же, как говорили, стало полем сражения во время поразившей государство Смуты начала XVII в.: бились здесь войска законного государя Василия Ивановича Шуйского с самозванцем Лжедмитрием.

Прошло время, поле стало просто пустошью на окраине города. Иногда бывали тут, впрочем, народные гуляния – говорят, традиция обязана возникновением Екатерине II, впервые устроившей здесь угощение для народа ради заключенного победоносного мира с Турцией (1775 г.).

Позже, по крайней мере со времен Александра II, место облюбовали для коронационных народных гуляний. Традиция, шедшая еще со времен Ивана IV, предписывала ради праздника угощать народ, раздавать подарки. Вот и Николай II, по свойственной ему щедрости:

  • списал недоимки по налогам на сумму до 100 млн. рублей;
  • пожертвовал на благотворительность несколько сотен тысяч рублей личных средств;
  • предусмотрел особые, хотя больше символические, подарки для пришедших на коронацию; в «набор» входили колбаса, булка, конфеты, леденцы, а также особая памятная кружка с датой коронации, вензелем императора.

При этом коронационные гуляния обещали быть намного более масштабными, нежели при прежних монархах. Например, ожидали особой иллюминации, были устроены большие праздничные павильоны. Возможно, это привлекло на Ходынку большие, нежели бывало ранее, толпы народа. По подсчетам полиции, людей 30 мая 1896 г. собралось около полумиллиона.

В происшедшем затем винили кто великого князя Сергея Александровича, генерал-губернатора Москвы, кто – полицию, не обеспечившую должную охрану гуляния. Выглядело же все, как некое массовое помрачение рассудка.

Еще с вечера «наэлектризованные» слухами о том, что буфетчики, раздающие царские подарки, утаивают часть их «для своих», в какой-то момент гуляющие бросились сметать прилавки. По словам очевидца событий, толпа кинулась «с такой стремительностью, как если бы за нею гнался огонь..

Задние ряды напирали на передние: кто падал, того топтали, потеряв способность ощущать, что ходят по живым еще телам, как по камням или бревнам». Остановить безумие удалось быстро – не более, чем через 15 минут. Лишь позже оказалось, что за столь краткое время погибли более 1300 человек, несколько тысяч – покалечены.

Но для понимания масштаба происшедшего потребовались часы. За это время новый император не раз успел принести соболезнования, подходя к пострадавшим. А после, еще не зная о количестве жертв, отправился на важный с политической точки зрения бал у посла Франции. С этой страной намечался военный союз, отменять празднование из-за «небольшого инцидента», пусть очень неприятного, казалось неуместным.

Этот бал ему не раз припомнит радикальная оппозиция, с подачи которой возникнет прозвище «Кровавый». Николаю припишут бесчувственность, презрение к людям, позже – уже после его расстрела – растиражируют слова написанные им, еще не оценившем масштабы трагедии, в личном дневнике, об «отвратительном» происшествии на Ходынке. А иные договорятся до того, что он сам якобы организовал побоище.

Либеральная пресса, шельмующая «некомпетентного» правителя, разумеется, только вскользь упомянет:

  • о похоронах всех погибших за счет государства;
  • о том, что их дети получили пособие, а оставшиеся сироты – определены в приюты также за счет государства;
  • что все семьи пострадавших, погибших получили по 1000 рублей, что было эквивалентно нынешним нескольким миллионам;
  • наконец, о том, что царь с царицей лично пришли в больницу к пострадавшим; многие из них горько раскаивались в глупости, алчности, причем никто не винил царя; ведь не он же толкал людей сметать палатки, устремляясь за «гостинцами» — к которым, получается, для сотен тысяч людей, собственно, сводилось торжество, вступление на трон Богоданного царя.

До сих пор на Ваганьковском кладбище столицы можно видеть крест работы скульптора И.А.Иванова-Шица над братской могилой жертв Ходынки. Слово это станет нарицательным – символом духовной деградации общества, а еще – бездействия власти, ее слабости. Возможно – еще и успокаивающего самообмана, нежелания видеть, что за внешней любовью народа к своему самодержцу уже, может быть, десятилетия таится нечто иное.

Праведный Иоанн Кронштадтский с горечью говорил о состоянии страны того времени:

«Россия мятется, страдает, мучается от кровавой внутренней борьбы, от неурожая земли и голода, от страшной во всем дороговизны, от безбожия, от крайнего упадка нравов. Злые времена — люди обратились в зверей, даже в злых духов. Ослабела власть. Она сама ложно поняла свободу, которую дала народу. Сама помрачилась умом и народу не дала ясного понимания свободы. Зло усилилось в России до чудовищных размеров и поправить его почти что невозможно…»

Российская империя при Николае II, какие реформы были предприняты

Впрочем, внешне «злые времена» нового царствования поначалу таковыми не выглядели. Оправившись от потрясения Ходынки, Николай, вместе с назначенным им министром финансов, Сергеем Юльевичем Витте, обратился к самым, как казалось, насущным вопросам – экономическим.

 Экономика (рубль при Николае II, золотые монеты)

Самые первые годы императора ознаменовались:

  • беспрецедентными мерами поддержки российской промышленности (таможенные барьеры для снижения конкуренции иностранных товаров, меры поддержки частного капитала);
  • финансовой реформой, введением обеспеченного золотом рубля, что резко снизило инфляцию, укрепило отечественную валюту;
  • резким увеличением доходов государственного бюджета за счет повышения косвенных налогов (например, введения государственной винной монополии); при этом прямые налоги были едва ли не самыми низкими из стран Европы;
  • впервые за историю страны – появлением не дефицитного, а профицитного бюджета с превышением доходов над расходами. Золотой запас страны тогда превысил полтора миллиарда рублей.

Все это привело к темпам роста промышленного производства, которых страна ранее просто не знала. К 1913 г., то есть после 19 лет правления Николая:

  • Россия занимала 4 место в мире по уровню доходов «на душу населения»;
  • производство чугуна увеличилось за эти годы пятикратно;
  • выплавка меди, добыча марганца – в 4 раза;
  • кратно увеличилась протяженность железных дорог, самым крупным в мире стал речной флот (более 4000 пароходов против чуть более 2000 в 1895 г.)

Во многом все происходящее было долгосрочным следствием отмены крепостного права, столь болезненной для крестьянства: именно его освобождение влило в экономику необходимые рабочие руки, что, наконец, начало давать необходимый эффект. Цифры статистики, наконец, радовали, лишь весьма немногие обращали внимание на тревожные тенденции.

  • Бурно развивающаяся промышленность, по сути, сосредоточилась в нескольких регионах – Москвы, Петербурга, Урала, юга России. Именно там – самая высокая заработная плата, некоторая социальная защита работников. Происходило это потому, что русское купечество было маломощным, малочисленным (не более 1% населения), так что не могло стать «локомотивом» экономики, и промышленность субсидировало чаще всего государство, а развивать ее удобнее было в крупных городах. Надежда на уход «в купцы» бывших крепостных, получивших свободу, оправдалась разве что в Сибири (впрочем, очень малонаселенной), где государственные крестьяне в большинстве своем давно вели частный бизнес, а с получением личной свободы действительно начали становиться купцами.
  • Разрыв промышленного потенциала промышленного центра с регионами достигал недопустимо огромных размеров. Например, количество рабочих Путиловского завода в Петербурге доходило до 15000, а в Сибири очень крупным предприятием считалась фабрика, на которой работали 300-400 человек. Количество же сотрудников на большинстве «заводов» региона доходило… до нескольких десятков.
  • Сельское хозяйство активно работало на рынок, включая внешний, но результат этот давали южные плодородные регионы, отчасти – юг Сибири, Русский Север, где никогда не было крепостного права. А вот крестьянство Нечерноземья – самого густо населенного региона страны – продолжало разоряться, уходить в города, пополняя армию безработных – «горючий материал» разного рода бунтов.

Не случайно именно с 1894 г. вновь появившаяся социал-демократическая партия начинает делать ставку именно на «пролетариат», безземельных рабочих, которым, по очень точному выражению еще Карла Маркса, «нечего терять, кроме своих цепей». Все это – оборотная сторона бурного экономического роста, основание для множества спекуляций о «режиме», при внешне благополучной статистике, якобы уничтожающем собственный народ.

Голод при Николае II

Традиционно это – особая тема революционных пропагандистов, причем споры о «николаевском голодоморе» продолжаются до наших дней. Сведения о неурожайных годах, голодовках времени правления императора очень разноречивы. С одной стороны, статистика по этому вопросу была закрытой. С другой – пользуясь этим, радикальная пресса преувеличивала масштабы каждой «голодовки», количество ее жертв, а демократически настроенные публицисты живописали каждый вопиющий случай.

Известно, что за царствование Николая II «недород» случался не единожды. Страдали губернии Центральной России с общим населением до 40 млн. человек. Происходившие бедствия не были чем-то особенным: климат страны, малоплодородные почвы Нечерноземья приводили к неурожаю в той или иной местности, или ряде районов, практически ежегодно.

А попытки руководства страны наладить помощь бедствующим крестьянам известны еще со времен Петра I. Оценки результатов работы Николаевского правительства по преодолению последствий «недородов» разнятся:

  • согласно одним, за период царствования Николая голодной смертью умерли до 7 млн. человек; при этом царь якобы ограничивал инициативу местных органов власти, например, земств, по части помощи голодающим; цифры, оценки основаны на материалах оппозиционной прессы, либеральной публицистики, любившей живописать «народные страдания»;
  • другие историки указывают, что система помощи голодающим создавалась еще со времен Николая I, когда была поставлена цель устроить на случай голода продовольственные запасы в каждой губернии, что было сделано; при проблемах правительство оперативно закупало хлеб; например, в 1901-1902 гг. на эти цели истрачено до 32 млн. рублей, а за 1911 – уже до 180 млн.; что до миллионов смертей во время «недородов», то демографы говорят, что последним всплеском смертности был 1891 г., когда неурожай сопровождался еще эпидемиями; во время других «голодных лет» смертность по России не превышала обычных цифр.

Почему же тема голодовок постоянно муссировалась радикальными публицистами, журналистами, столь успешно создавая «Николаевскому режиму» репутацию антинародного? Причина проста: имел место вполне реальный разрыв по уровню жизни между правящим классом и «народом».

Это признавали даже активные сторонники монархии (например, генерал Василий Гурко, М.О.Меньшиков, организатор монархического «Всероссийского национального союза»). Так, надежным «маркером» народного благосостояния было здоровье поступающих на армейскую службу:

  • среди них отмечалось множество людей с недостатком веса, разными заболеваниями;
  • около 40% новобранцев только в армии начинали регулярно употреблять мясную пищу, тогда как раньше их обычной едой был хлеб.

Именно поэтому высоко ценились солдаты – уроженцы Сибирских губерний, где проблема питания не была такой острой.

Таким образом, вести речь о массе голодных смертей при Николае, возможно, неправомерно, однако нельзя не признать: сведение решения проблемы «недородов» только к проблеме хлеба также вряд ли правильно. Правда такова, что уровень благосостояния действительно не позволял огромным массам народа полноценно питаться. Можно ли считать «благополучным» человека, обычный обед которого – кусок хлеба с луковицей? Не вернее ли признать, что он, хотя не умирает от голода, но все же и не живет полноценно?

Образование

Столь же противоречивой была ситуация в образовательной сфере. С одной стороны, заботами царя, Министерства просвещения:

  • за 1894-1913 гг. двоекратно выросло количество начальных школ, а средних – даже в 15 раз;
  • количество высших учебных заведений к концу царствования Николая достигло 100, студентов было около 150000; тогда же во Франции этот показатель составлял 40000 человек;
  • к 1914 г. расходы на образование составили беспрецедентные 20% государственного бюджета.

В эти годы появляются лучшие учебники по школьным предметам, которыми пользовались учителя даже после революции. Некоторое представление о том, как школа воспитывала детей, дают темы сочинений, предлагаемых гимназистам. Вот лишь некоторые из них:

  • «Слово как источник счастья».
  • «Почему жизнь сравнивают с путешествием?».
  • «Какие предметы составляют богатство России и почему?».
  • «О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве».
  • «О проявлении нравственного начала в истории».
  • «На чем основывается духовная связь между предками и потомством?».

Современный публицист, Борис Глебович Галенин, недоумевает: «Все-таки поразительно, как люди, писавшие такие сочинения, ходившие иногда в храм, и хотя бы в Великий Четверг причащавшиеся Святых Христовых Таин, могли соблазниться на дешевку революционной пропаганды в ее либеральном или марксистском обличье!»

А ведь именно так все произошло. Некоторые винят немецкую рационалистическую философию, на которой было основано обучение: в сознание учеников постепенно внедрялась идея о самоценности «жизненного успеха», а не духовных ценностей. Многие говорят также о, парадоксальным образом, пагубном влиянии дисциплины «Закон Божий», которая часто велась формально, сводясь к заучиванию текстов и обязательному посещению церковных служб.

Вот что вспоминает об этом художник Евгений Спасский (1900-1985 гг.):

«Посещение же всех церковных служб именно в своей церкви было обязательным, при входе в церковь сидел надзиратель и в журнале отмечал приход ученика. Пропуск одной службы без уважительной причины, то есть без справки от врача, значит, в четверти по поведению будет четыре; пропуск двух – вызывают родителей, а трёх – увольнение из гимназии. А служб этих было без конца: суббота, воскресенье и каждый праздник, все отдыхают, а мы стоим, и стоим подолгу, так как священник наш был тягомотный и служил медленно и долго».

А архимандрит Сергий (Савельев) (1899-1977 гг.), вспоминая о годах своей учебы, восклицает: «Надо же умудриться так преподавать Закон Божий, закон Любви, что у учеников пропадало всякое желание его изучать! И если я, живя восемь месяцев в году вне семьи, среди чужих людей, всё-таки сохранил веру, то этим я обязан прежде всего своим незабвенным родителям».

Не стоит сбрасывать со счетов также общую людям рубежа XIX-XX вв. увлеченность наукой. Ведь это было время научных открытий, ко многим из которых была причастна России. Казалось, наука вот-вот объяснит мир, даст людям лучшее будущее – Рай на земле. О подобных надеждах можно прочитать в газетах тех лет, особенно – тех, что выходили накануне нового, 1901 года, начинавшего новый век, обещавший людям прогресс, процветание, другие блага.

Церковь

Многие говорят, что время правления Николая II стало расцветом церковной жизни. С 1894 по 1912 гг.:

  • построено почти 7500 новых храмов, включая 17 – в миссиях за пределами страны;
  • открыто более 200 монастырей;

Особенностью царствования стало прославление как святых сразу нескольких угодников Божиих. Между тем, от отмены Патриаршества до начала правления Николая II (почти за 200 лет) было канонизировано лишь 5 святых. Вызвано это было зависимостью Синода от императорской власти, ее решения. Это сильно задерживало канонизации, или вовсе не давало возможности прославить того или иного угодника Божия.

Теперь позиция власти изменилась: государь лично содействовал прославлению святых, требовал ускорить принятие Синодом решений. При Николае прославлены:

Кроме того, было восстановлено некогда отмененное из-за конфликта со старообрядцами почитание блгв. кн. Анны Кашинской.

Особенно значимым для верующего народа стало прославление 1 августа 1903 г. прп. Серафима Саровского. Тогда состоялось открытие его честных останков, затем торжественный акт канонизации в самом Сарове. Сюда прибыли царь и его семья, а также сотни тысяч паломников. Народ целыми ночами молился, читал, пел акафисты, среди людей царил духовный подъем. Свидетели говорят о тысячах случаев исцелений болезней, о множестве костылей, брошенных излеченными калеками у источника преподобного.

Многие обращают внимание на то, что, кажется, тогда царица вымолила у преподобного долгожданного наследника – Алексея.

Не меньше чудес свершилось также в 1911 г., когда был прославлен свт. Иоасаф Белгородский. Есть множество свидетельств, что по пути следования честных мощей люди буквально на глазах исцелялись, особенно от болезней ног: буквально стоял хруст костей, чудесным образом принимавших нормальное, здоровое положение.

Церковная политика императора настолько шла вразрез с деятельностью его предшественников, что это дает основание говорить о некой особой позиции Николая по отношению к Церкви.

Однако, рост числа храмов, обителей, беспрецедентно большое количество прославленных святых, еще не говорили ни о материальном преуспеянии Церкви, ни, тем более, о духовном благополучии ее чад:

  • так, настоящим позором православной страны была нищета сельского духовенства, особенно там, где прихожан было немного и они были бедны;
  • неблагополучной оставалась ситуация с духовным образованием; выпускники семинарий зачастую предпочитали не священный сан, а работу учителя или продолжение обучения – университет; общий образовательный уровень священства падал – и это при резком (двукратном) росте числа приходских школ, где священники обязаны были преподавать (чаще всего – безвозмездно).

В таких условиях многие жители империи были православными лишь формально. С 1905 г., когда царским манифестом Церковь была «уравнена в правах» с другими конфессиями, и до 1909 г., согласно данным статистики, количество покинувших ее, перешедших в другие конфессии, достигло 300000 человек.

Но даже эта цифра не показывала реального положения дел. Некоторый свет на происходившее проливают статистические данные 1917 г., которые касаются армии: здесь из солдат, записанных как «православные» регулярно (по тогдашей традиции – раз в год) причащались… 10%. Ответственность за ситуацию в полной мере несли не только иерархи, пастыри, но также правительство, сделавшее Церковь частью государственной машины, «ведомством православного исповедания», давно не видевшее в ней духовного лидера страны.

Наследие предшественников, воспитание, полученное Николаем в семье, где давно было принято считать государя главой Церкви – все это приводило к тому, что церковная политика императора отражала как его искреннюю веру, любовь к православию, так и сложившиеся стереотипы, согласно которым император понимался не только как политический, но также как духовный глава страны.

При этом ущербность этого подхода чувствовалась им самим, очевидно, все больше. Достаточно показательно известное в церковной среде предание о том, что царь сам инициировал вопрос о «реформировании» Церкви, которое должно было, по сути, представлять возвращение к прошлому.

Восстановление Патриаршества?

Существуют официально ничем не подтвержденные данные, что около 1905 г. Николай предлагал Святейшему Синоду восстановить Патриаршество. Согласно воспоминаниям Л.А.Тихомирова, одного из лидеров русских монархистов, историю эту рассказал ему православный писатель С.А.Нилус, в свою очередь, слышавший ее от митр. Антония (Храповицкого), лично присутствовавшего на заседании Синода.

По этому рассказу, царь сначала предложил иерархам назвать кандидатуру возможного Предстоятеля, а, когда они, ввиду неожиданности такого предложения, не нашлись с ответом, предложил… себя. «Комбинация», предложенная императором, шокировала иерархов еще сильнее. Николай предполагал:

  • отречься от престола в пользу сына, Алексея при регентстве великого князя Михаила (по другой версии – императрицы Александры);
  • принять монашество;
  • после чего возвести его в патриарший сан.

Подобные прецеденты возведения на патриарший престол людей, не так давно бывших светскими политиками, имелись в истории как Русской Церкви, так и Константинопольской Патриархии, однако отношение Церкви к этому не всегда было однозначным:

  • например, в 931 г. Патриархом Константинопольским стал сын императора Византии Романа I, Феофилакт; еще 7 лет отец оскопил его, затем отправил в монастырь; а тринадцати (!) лет совсем юный инок под давлением царя был возведен в патриаршее достоинство; это вызвало глубокое возмущение иерархов, да и само «патриаршество», продолжавшееся, впрочем, более 20 лет, не стало славной страницей истории Церкви;
  • в России XVIIв. патриарх Филарет, отец основателя династии Романовых, Михаила, в мире был влиятельным боярином, затем, из-за придворных интриг, был, по сути, насильственно пострижен в иночество, а через много лет, уже монахом, был действительно возведен в патриаршее достоинство, став фактически правителем страны при молодом царе; в отличие от Константинопольского прецедента, здесь речь шла об очень опытном политике, в то же время, к моменту возведения в сан уже многое пережившем, передумавшем, имеющем многолетний опыт монашества; Филарет, которого именовали «великим государем», пользовался большим уважением как мудрый Предстоятель и выдающийся государственный деятель одновременно.

Обладал ли подобным багажом царь Николай? По всей видимости, молчание членов Синода – если описываемое событие имело место – могло быть вызвано именно сомнениями такого рода, ведь отношение к царской семье становилось все более критическим, в том числе – по причине неоднозначной духовной ситуации, которая складывается как раз к началу XX в. И эти факты уже имеют множество подтверждений.

Распутин

Григорий Распутин

О личности этого человека не утихают споры. Обычно сталкиваются две крайние позиции:

  • взгляд на Григория Ефимовича Распутина как на всесильного временщика, по сути, управлявшего страной, при этом – совершенно некомпетентного, неграмотного, к тому же – крайне неоднозначных религиозных взглядов, граничащих с сектантством или прямо еретических;
  • мнение о нем, как о неоцененном святом, великом молитвеннике, чудотворце; часто оно основано на желании не допустить «очернения» канонизированной царской семьи превратным мнением о человеке, которого сама царица Александра именовала «Другом», именно с заглавной буквы.

Запутанность ситуации усугубляется тем, что ряд мнений о «старце», причем как хвалебных, так резко отрицательных, исходят от людей, которые сами были более чем небезупречны в духовном отношении.

  • Например, вышедшая за рубежом книга воспоминаний «Святой чорт» написана протеже Распутина, бывшим иеромонахом Илиодором (Сергей Труфанов), которого многие обоснованно считают авантюристом: начав иноческий путь монахом Киево-Печерской лавры, он впоследствии был запрещен в служении за обличительные проповеди, затем лишен сана, отрекся от православия, а после 1917 г., уже будучи эмигрантом, сначала пытался создать собственную «религию», потом – стал баптистом. Между тем, на его книге основано мнение о Распутине как «злом гении» Романовых. Понятно, что обоснованность таких данных находится под серьезным сомнением.
  • А вот епископ Тобольский Алексий (Молчанов) в 1912 г. дал Распутину характеристику человека православно настроенного, духовно опытного. Однако, современные историки выяснили, что сам владыка Алексий оказался епископом отдаленной сибирской епархии за неумеренную поддержку секты «иоаннитов», не по разуму почитавших прав. Иоанна Кронштадтского, считавших его едва ли не Христом. Поддерживая влиятельного при дворе Распутина, еп. Алексий рассчитывал, что тот поспособствует его переводу из Сибири.

В то же время, «святости» друга царской семьи категорически не верили многие архиереи, среди которых священномученики Владимир (Богоявленский), Гермоген (Долганев). Не скрывала крайне негативного отношения также прмч. великая княгиня Елисавета Федоровна, не раз пытавшаяся поговорить с самой царицей. А свидетельства о том, как относился к Распутину прав. Иоанн Кронштадтский (в том числе исходящие от почитателей самого «старца») настолько противоречивы, что ни подтвердить, ни опровергнуть их историки пока не могут.

Согласно сохранившимся документам, Г.Е.Распутин, уроженец села Тобольской губернии, приехал в Петербург как «странник» в 1903 г. Считается, что с юности Григорий пережил некий духовный кризис, после чего ушел странствовать по святым местам. При появлении в столице при нем было письмо Казанского епископа Хрисанфа, адресованное ректору Петербурской Духовной Академии, епископу Сергию (Страгородскому). Оно дало ему возможность познакомиться с представителями высшего общества: сначала через духовника царской семьи, еп. Феофана (Быстрова) с некоторыми великими князьями, затем – непосредственно с царской семьей.

Разного рода «странниками», «юродивыми» особенно интересовалась царица, глубоко, искренне любившая православие, однако не имевшая должного духовного опыта, рассуждения, позволяющих отличать истинного угодника Божия от духовного больного человека, страдающего прелестью, самообольщением. Известно, что ее знакомство с Распутиным произошло в 1905 г.

К этому времени сильно обострились проблемы, связанные с состоянием здоровья наследника престола, цесаревича Алексея. Гемофилия, которой он болел, изматывала его и всю семью. Приступы болезни, сопровождавшиеся внутренними кровотечениями, постоянно ставили жизнь Алексея под угрозу. Многие говорят о том, что Распутин смог если не излечить царевича, то хотя бы снимать его острые состояния при помощи некоего психотерапевтического воздействия.

При этом существуют объективно подтвержденные данные охраны, приставленной к старцу, что он обучался психотерапии у гипнотизера. Кроме того, во время жизни Распутина в Петербурге на него было заведено несколько дел (в том числе на родине) связанных или с его участием в секте так называемых «хлыстовцев», или с проповедями, содержащими элементы этого чуждого православию учения. Вина Распутина не была доказана, однако, как констатируют современные историки, многие вопросы этих дел остались без ответа, не снимая проблемы соответствия учения «старца» православию.

Особый источник, свидетельствующий о его мировоззрении – книга «Житие опытного странника», литературная обработка высказываний Григория, сделанная его почитателями. Здесь содержится:

  • непрямое, но неоднократное осуждение священства, архиереев, как постоянно нарушающих христианские заповеди; благодатность их, по мнению Григория Ефимовича, поэтому находится под сомнением;
  • множество указаний, что при общем духовном оскудении истинными учителями жизни становятся «люди Божьи», странники, одним из который является сам автор; о том, были ли духовные руководители у него самого, он не упоминает.

Подобные воззрения действительно характерны для многих представителей распространенного тогда среди теряющего веру народа сектантства.

Но, так или иначе, видимый эффект в лечении наследника убедил в святости Григория царскую семью. Поэтому он приобретает на нее все большее влияние. Установить его масштаб, правда, по сохранившимся косвенным данным, как признают историки, сейчас невозможно, так как сохранились только отдельные записки Григория Ефимовича, его «резолюции» на разного рода прошениях.

Однако, присутствие «старца» сомнительной репутации близ царственных особ крайне негативно влияло на авторитет власти. Вопреки завету Апостола Павла «не давать повода ищущим повода» (2 Кор. 11:12), царь, особенно – царица, не обращали внимания на слухи и толки, хотя многие уже договаривались до сплетен о якобы имевшихся у Распутина любовных отношениях с царицей. К тому же сам Распутин зачастую вел себя развязно, устраивал попойки, оргии, несовместимые с его «святостью». Казалось, это видели все, кроме императора.

В июне 2008 г. разноречивость мнений о Г.Е.Распутине побудила заняться изучением этого вопроса Комиссию по канонизации святых св. Синода Русской Церкви. Ее доклад появился 7 июня 2008 г. Основываясь на сохранившихся источниках, имеющихся научных данных, его автор, митр. Крутицкий и Коломенский Ювеналий, указывает, что

«немногочисленные сочинения, связанные с именем Г. Распутина, по-прежнему определенно свидетельствуют не только о богословском невежестве сибирского «старца», дерзавшего духовно наставлять императорскую семью и религиозно поучать церковных иерархов, но и о приверженности их автора духовным настроениям и религиозным установкам, распространенным среди «народного» сектантства мистическо-харизматического толка», а «безнравственный характер личной жизни Г. Распутина, сопровождавшейся особенно в Санкт-Петербурге безудержными пьянством и развратом, был неоднократно и неопровержимо засвидетельствован многочисленными и весьма авторитетными современниками». Наконец, «несмотря на искусственно подогреваемый в течение нескольких лет некоторыми периодическими изданиями ажиотаж вокруг возможной канонизации «оклеветанного старца» Г. Распутина и даже проведение этой «канонизации» 24 февраля 1991 г. на «Освященном Соборе Епископов Катакомбной Русской Церкви истинных христиан», почитание Г. Распутина среди православного духовенства и церковного народа отсутствует».

Такова ныне официальная позиция Церкви относительно возможной канонизации «старца».

А вот мнение уже канонизированного угодника Божия, врача царской семьи, впоследствии расстрелянного вместе с ней, Е.С.Боткина, весьма точно отражающее политическую ситуацию вокруг этой фигуры: «Если бы не было Распутина, то противники царской семьи и подготовители революции создали бы его своими разговорами из Вырубовой, не будь Вырубовой, из меня, из кого хочешь».

Внешняя политика, войны

Начало XX в. принесло не ожидаемые многими надежды на лучшее будущее, а политическое, военное противостояние, грозившее разрушительными конфликтами в Европе, и не только:

  • «места под солнцем» требовала недавно (1870 г.) объединившаяся Германия, претендующая на земли колоний, экономическое влияние;
  • на Дальнем Востоке росла агрессивность Японии, крайне недовольной ростом влияния России в Китае, тогда сильно ослабленном, ставшем ареной борьбы великих держав.

Две войны, русско-японская и Первая мировая, стали основными внешнеполитическими событиями царствования Николая. Обе обернулись катастрофами – сначала на поле боя, затем внутри страны. В обеих была надежда с Божией помощью победить…

«Прошу не рисковать!»

Эти слова часто повторял подчиненным генерал А.Н.Куропаткин, командующий русскими войсками на Дальнем Востоке. Они были не только его девизом, но, казалось, определяли всю стратегию России на этом направлении. Япония давно вынашивала планы военного устранения конкурента в Китае – России. При этом экономические, боевые возможности противников были совершенно несопоставимы: было ясно, что армия небольшой страны не выстоит перед военной машиной мировой державы. Однако руководство России понимало также другое:

  • лучшие войска страны находятся в ее Европейской части, а не на востоке;
  • перебросить их можно лишь по недавно построенной Сибирской железной дороге, которая, однако была, по сути, однопутной «ниткой» с пропускной способностью… не более 4 поездов за сутки!
  • оказать войскам поддержку с моря было также затруднительно, ввиду того, что основные силы флота находились на Балтике, Черном море – чтобы прибыть на театр военных действий, им требовались месяцы.

Отсюда – нерешительная позиция руководства страны, армии, более того – надежда на то, что Япония «испугается» начинать боевые действия, видя силу противника.

Однако, 9 февраля 1904 г. японский флот уничтожил русскую эскадру близ русской крепости Порт-Артур, что открыло боевые действия. Хотя собственно фронт, линия соприкосновения войск России и Японии составлял только 65 км, а военные возможности России были существенно больше, проблемы коммуникации, запутанность логистики сыграли злую шутку с могущественной державой:

  • уже в феврале последовало поражение русское армии при Мукдене; этому, генеральному сражению, предшествовали также проигранные битвы при Ляояне, Сандепу, Шахэ;
  • в мае 1904 г. японцы, видя бездействие русского командования, захватили Квантунский полуостров, а также железнодорожную ветку, ведущую к Порт-Артуру; началась более чем полугодовая осада крепости;
  • тогда же при мысе Цусима японцы разбили прибывшую на помощь эскадру Балтийского флота;
  • к декабрю гарнизон Порт-Артура, лишенный поддержки с моря и суши, сдал крепость.

Причины поражения были очевидны, но было ли оно неизбежным?

Хранительница Порт-Артура

Порт-Артурская икона Божией матери

Ею могла стать икона Пресвятой Богородицы, чудесно явленная накануне начала боевых действий. Чудотворный образ имеет уникальную иконографию: на нем Богородица держит распростертыми руками плат с Ликом Спасителя (именно ввиду этой особенности празднование иконе позже было установлено 29 августа, когда отмечается память первой в истории иконы – Спаса Нерукотворного).

Необычное изображение – не идея иконописца. Оно появилось благодаря особому откровению: именно такой видел Богородицу во сне матрос Федор Катанский, рассказавший об этом старцам Киево-Печерской лавры. Он же поведал: Богородица дала ему прямое, категоричное повеление: написать Ее по виденному образу, после чего как можно быстрее увезти икону в далекий Порт-Артур, где поставить в соборе. Отцы лавры какое-то время недоумевали о причинах видения – до тех пор, пока название Порт-Артура не узнала вся страна из военных сводок. Поняв, что происходит:

  • паломники, верующие – всего около 10000 человек – собрали деньги для создания образа согласно видению раба Божия Феодора; впрочем, создавший икону иконописец Петр Штронда денег не взял: тогда их предназначили для скорейшей перевозки иконы в Порт-Артур;
  • Великим Постом 1904 г. образ освятили, затем немедленно отправили в Петербург с наказом как можно скорее переправить на Дальний Восток.

Но адмирал Верховский, которому передали образ, не торопился, возможно, считая «ажиотаж» вокруг него проявлением «суеверий непросвещенного народа». Не внял он даже убеждениям митрополита Петербургского Антония (Вадковского). Лишь требование Марии Феодоровны, матери самого императора, подвигло военачальника позаботиться передать образ адмиралу Скрыдлову. Который, впрочем, тоже не торопился. Когда он прибыл в Харбин, со сражающимся Порт-Артуром уже не было сообщения. Желающих рисковать жизнью ради исполнения воли Богородицы не нашлось…

Тогда доставить образ взялся духовный сын прав. Иоанна Кронштадтского, житель Гатчины, отставной ротмистр Николай Федоров. К сожалению, для того, чтобы добраться до Дальнего Востока (по перегруженной войсками одноколейной железной дороге!), ему потребовалось еще несколько месяцев. А после штормы на море попросту не дали привезти икону жителям города. Ее оставили А.Н.Куропаткину, при его штабе.

Позже прав. Иоанн Кронштадтский со скорбью напишет: «Вождь нашего воинства Алексей Николаевич Куропаткин оставил все поднесённые ему иконы у японцев-язычников, между тем как мирские вещи все захватил. Каково отношение к вере и святыне церковной! За то Господь не благословляет оружия нашего и враги побеждают нас. За то мы стали в посмеяние и попрание всем врагам нашим».

Между тем, тотчас по сдаче Порт-Артура Япония сама запросила посредничества США для заключения мира, совершенно обоснованно не уверенная, что может выдержать продолжение войны. Портсмутский мир сентября 1905 г. принес России позор, унизительные территориальные потери. Но кто знает, как могла бы обернуться война, не отвергни руководство армии, страны помощи Богородицы…

Эпизод с иконой не подвиг общество к покаянию. Куда удобнее оказалось обвинить в поражении царскую власть – тем более, что она действительно была виновата в бездействии, самонадеянности. О том, что в куда худшем грехе – неверии – виновны десятки тысяч представителей элиты и народа, почти никто не говорил. Начавшуюся тогда смуту, революцию удалось погасить к 1907 г. Господь все еще ожидал покаяния, отсрочивая последний суд над все более терявшей себя страной.

Мировая война

Позже «общим местом» советской пропаганды станет постоянное сравнение уровня развития промышленности, сельского хозяйства СССР со временем «до 1913 года», последнего предвоенного: то промышленность «достигла этого уровня», то производство хлеба даже его «превысило». Точно правление Николая (которое постоянно шельмовали!) было каким-то «золотым веком», после которого разразилась катастрофа. Что ж, правоту пропагандистов, пусть невольно, но сказавших правду, только остается признать.

Масштабы

Война, участниками которой стали 38 (из 59 существовавших тогда!) стран, это:

  • 70 миллионов воевавших солдат, офицеров, большая часть – в Европе;
  • до 10 млн. погибших только среди военных;
  • от 7 до 12 млн. погибших, до 55 млн. пострадавших гражданских лиц.
Флаг
Флаг Российской империи 1914

Флаг Российской империи

С началом войны Николая выступил с инициативой изменить государственный флаг, ранее состоявший из трех полос, красной, синей, белой. Теперь в левом верхнем углу появился царский штандарт – двуглавый орел на желтом фоне, став символом единения царя с народом перед лицом опасности. Это – последний по времени флаг Российской империи.

Столица

Еще одним решением, 31 августа 1914 г., Николай переименовал столицу страны в Петроград, так как прежнее именование, «Санкт-Петербург», звучало для обывателя как бы по-немецки. Новшество поняли далеко не все: многие увидели здесь едва ли не оскорбление памяти основателя города, Петра I, к тому же – уступку охватившим значительную часть общества шовинистическим настроениям. Очевидно, впрочем, что переименование, как, впрочем, изменение флага, стало попыткой царя объединить народ перед лицом войны.

Отечественная война?

Мысль, выраженная изменениями флага, названия столицы, получила отражение в близкой к правительству публицистике: Первую мировую именовали Второй Отечественной, по аналогии с войной 1812 г.

Отголоски этой позиции – распространенное мнение о том, что песня А.В.Александрова и В.И.Лебедева-Кумача «Священная война» якобы является плагиатом песни, появившегося во время 1 Мировой. Анализ документов, однако, не подтверждает этой версии: существуют рукописи Лебедева-Кумача, свидетельствующие об авторском характере текста.

Война не была ни освободительной, ни «отечественной», как ее пытались называть позже. Несмотря на то, что формально войну объявили России Германия и Австро-Венгрия, это не было нападением именно на страну с целью ее подчинения. Ставки были совсем иными. Речь шла о противостоянии Германии, претендовавшей на колонии Англии и Франции, о том, что Россия оказывала помощь этим своим союзникам, будучи связана рядом политических и экономических обязательств. Двусмысленности ситуации добавляли традиционные родственные связи Романовых как с Германией, так с Англией, которые теперь стали предметом спекуляций для оппозиционных политиков.

Ход событий

Несмотря на очевидно неправедный характер бойни, в которую оказалась втянута Россия, здесь, даже по человеческому рассуждению, имелись все основания надеяться на лучший исход:

  • сама война была актом, по сути, безрассудства Германии, воевавшей одновременно на англо-французском и русском фронтах;
  • попытки разбить союзников поодиночке изначально оказались обреченными на неудачу; к концу кампании 1914 г. России, Англии, Франции удалось навязать Германии то, чего она боялась – войну на два фронта.

Дальнейшее развитие событий, однако, пошло неблагоприятным для России образом. С начала 1915 г. Германия сосредоточилась на восточном направлении; ей удалось захватить некоторые западные территории страны. Отступление русских войск вело к большим потерям (до 1,5 млн. человек), однако, несмотря на это, речь шла не о разгроме России, а скорее о переходе к позиционной войне. Исход ее для Германии был более чем неясен: она по-прежнему воевала одновременно с русскими и французами.

Но, недовольный поражениями (которые отчасти имели объективные причины), император отстранил от командования великого князя Николая Николаевича, блестящего военного, имевшего непререкаемый авторитет, взял командование на себя, несмотря на протесты окружения.

Кампания 1916 г. ознаменовалась так называемым «Брусиловским прорывом» (название связано с командующим фронтом генералом А.Брусиловым), когда русская армия, спасая союзную Францию от разгрома, начала форсированное наступление на восточном фронте. Однако развить успех армия не смогла, наступление остановилось, а затем последовала серия поражений.

Одной из главных причин происходящего были внутренние проблемы России. По стране уже ползли слухи о некомпетентности императора-главнокомандующего, особенно о роковой роли в военных поражениях фаворита царской семьи, «старца Григория».

И снова Пречистая

Уверением в Ее поддержке уже с начала войны стало явление Богоматери над городом Августовым (Польша) 14 сентября 1914 г. Тогда солдаты и офицеры двух полков, Царскосельского и Гатчинского, не менее получаса видели образ Богородицы на звездном небе. Держа на левой руке Младенца, правой Она указывала направление движению войск – на запад.

Наутро началось сражение, ставшее для русских войск победным. Тогда появились множество икон с изображением чудного явления, тысячи их копий были разосланы по всей России, о чем распорядился лично Николай. Но прошел год, духовный порыв оказался как бы забыт.

Незадолго до войны последовало явление святителя одному из офицеров, полковнику. Свт. Иоасаф предрекал стране войну, страшные бедствия. Потрясенный, офицер постарался довести видение о сведения церковных, светских властей. Ему не поверили, отправив на лечение как психически больного.

Тем временем разразилась Первая мировая. Полковник, уже будучи на фронте, продолжал молить о помощи свт. Иоасафа – и увидел его снова. На сей раз святитель произнес, может быть, самое страшное слово: «Поздно!». Но, впрочем, прибавил, что если на фронт доставить две иконы Богородицы – его келейную и Песчанскую, то Матери Божией будет угодно пройти вдоль фронта, защитить войско. Единственными, кто поверил «не совсем нормальному» офицеру, оказались князь Николай Жевахов и священник Александр Маляревский. Их усилиями обе святыни оказались на фронте к осени 1915 г., в критический момент германского наступления.

Вот только князю Николаю ответили, что Ставке «некогда заниматься пустяками», более того, велели везти обе святыни обратно. Лишь прием у самого царя, которого почти с боем добился Жевахов, позволил иконам остаться на фронте – впрочем, крестный ход не был проведен. В декабре 1915 г. Жевахов, видя происходящее, увез святыни. С 1916 г. ситуация, прежде всего, внутриполитическая, начала развиваться катастрофически.

Мировая война закончится в 1918 г. страшным поражением Германии, распадом четырех империй. Одна из них – Российская. Увидеть конец войны не суждено будет ни ей, ни ее последнему царю.

«Ступени вниз»

«Двадцатью тремя ступенями вниз» назвал годы царствования последнего императора историк времен СССР Марк Касвинов. Можно дискутировать, все ли годы правления Николая II можно считать провальными, однако, очевидно, что путь «вниз», к разрушению, начался по крайней мере с Первой русской революции 1905-1907 гг. а завершился – еще одной революцией, февраля 1917.

Какой позиции придерживался Император во внутренней политике, манифест

Многочисленные высказывания императора свидетельствуют, что он был сторонником самодержавной, то есть неограниченной власти монарха, практически полностью разделял здесь позицию своего отца, Александра III. А вот образованное общество ждало от Николая «реформ», которые продолжили бы преобразования его деда, Александра II. Следует подчеркнуть: интеллигенция, как правило, настроенная радикально, либеральные дворяне, некоторые из которых выступали за преобразования, составляли не более 1-2% населения страны.

Вместе с тем, разорение крестьянства после отмены крепостного права, бесправие рабочих, рост национализма на окраинах – все эти проблемы действительно требовали решений. Но лежали ли они на пути именно «создания народного представительства»? Николай полагал, что нет:

«Я никогда, ни в каком случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа». 

Именно так он сказал графу С.Ю.Витте, но слова эти были произнесены при обсуждении указа 25 декабря 1904 г. «О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка». А этот впоследствии подписанный государем указ… как раз обещал либеральные реформы, например, устранение цензуры, введение народного представительства! Подобная двойственность позиции и действий царя была понята многими как неуверенность, слабость, даже – подверженность различным влияниям тех или иных политических групп.

9 января

Видимо, надежда на то, что к «реформам» постоянного колеблющегося царя можно принудить через широкое народное движение, подвигла одного из популярных священнослужителей Петербурга, Георгия Гапона, организовать выступление рабочих с требованиями расширения их прав, одновременно – политических преобразований, вплоть до созыва Учредительного собрания для подготовки возможной конституции.

Впоследствии многие говорили о тесном сотрудничестве о. Георгия с шефом полиции С.Зубатовым, который пытался создать подконтрольные правоохранителям рабочие организации, снизив влияние на них революционеров. Поэтому радикальная оппозиция представляла шествие рабочих к Зимнему дворцу как «политическую провокацию» полиции.

Но позднейшие исследования доказали: к этому времени Гапон полностью вышел из-под контроля «охранки», уже видел себя, ни больше ни меньше, вождем народной революции, которая принесет стране Конституцию. Надежды были не так уж беспочвенны: священнику удалось организовать практически всеобщую забастовку заводов Петербурга.

Воскресным днем 9 января 1905 г. около 50000 человек отправились к Зимнему дворцу с требованием решить проблемы рабочих (например, ввести 8-часовой рабочий день – все это во время конфликта с Японией!), созвать народное представительство. Характерно, что лишь в последний момент шествию придали статус как бы крестного хода: о. Георгий надел епитрахиль, а во главе процессии появились несколько хоругвей.

Но наряду с ними несли также политические транспаранты, а еще – полотнище с надписью: «Солдаты, не стреляйте в народ!». Запутанности ситуации добавляло то, что царь при всем желании не смог бы встретиться с рабочими: его просто не было в Петербурге.

Во избежание беспорядков, полиция приняла решение не допустить толпу к дворцу. Однако, лидер движения обратился к демонстрантам, требуя продолжать движение, и, видимо, надеясь, что полицейские расстреливать безоружных людей испугаются. Но раздались выстрелы. Согласно полицейским отчетам, погибли более 100, ранены – 333 человека. Оппозиционные газеты кратно преувеличивали количество жертв, писали о провокации, о том, что приказ стрелять отдал лично царь. Однако никаких доказательств этому нет.

Революция

После расстрела демонстрации Николай принял депутацию рабочих. Его обращение внешне было речью сильного лидера страны, уверенного в своей правоте. Констатируя, что «мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно», а власть не потерпит давления, он обещает внимание к нуждам рабочих, но просит – скорее, требует – также проявить терпение. Однако, ситуация уже выходила из-под контроля:

  • по всей стране начались массовые забастовки рабочих, студентов; впервые зазвучали не призывы к реформам, а радикальный лозунг «Долой самодержавие!»;
  • в июне 1905 г. зашаталась опора царя, армия: произошло стихийное выступление на корабле Черноморского флота «Князь Потемкин Таврический»;
  • в октябре беспрецедентная всеобщая забастовка полностью парализовала экономику, транспорт, работу образовательных учреждений; именно тогда прозвучал еще один тревожный «звонок» для власти: начали возникать параллельные органы управления, так называемые «советы», созданные восставшими;
  • в декабре началось вооруженное восстание в Москве. Радикальные революционеры не знали компромиссов, их программой было не проведение преобразований, а уничтожение царской власти как таковой.

Покушения

Считается, что, кроме инцидента в Японии еще в бытность цесаревичем, на царя покушались еще дважды.

Неслучайная случайность?

6 января 1905 г., на праздник Крещения Господня, за три дня до памятного «Кровавого воскресенья». Тогда во время водосвятия был совершен артиллерийский залп холостыми зарядами пушками Петропавловской крепости; среди них оказалось, однако, несколько настоящих. Перелетев через Неву, они попали в собравшихся, но царя не задели: был ранен (по другим данным, тяжело, или даже убит) один из охранявших богослужение полицейских. Пресса с некоторым удивлением узнала, что он однофамилец царя – Петр Романов. Последующее расследование показало, что после учений из пушек забыли вынуть картечь. Следствие по делу к ясному результату не пришло.

Выстрел на балу

Спустя несколько недель была назначена еще одна попытка убийства: выстрелить должна была эсерка Татьяна Леонтьева, дочь вице-губернатора Якутии. Но бал, где планировалось покушение, отменили. Полагают, что, узнав о готовящейся диверсии, а также принимая во внимание «случайный» выстрел во время водосвятия, царская семья уехала из Петербурга в Царское Село, где поселилась в Александровском дворце.

Манифест

17 октября 1905 г. император издает Манифест, полностью противоречащий его убеждениям о незыблемости самодержавия, единственно возможной для России формы политического правления. Этот документ и последовавшие позже Основные Законы Российской империи, другие акты вводят:

  • невиданные ранее гражданские свободы (слова, печати, собраний, совести, союзов); благодаря этому едва ли не на следующий день после выхода документа, начинают образовываться (или выходить из подпольного положения) политические партии: конституционные демократы, октябристы (активные стороннники Манифеста, отсюда название – по месяцу его принятия), социалисты-революционеры, некогда – террористы, главные враги чиновников, военных, самого царя, социал-демократы во главе с Лениным (пока их мало кто принимает всерьез);
  • давно ожидаемое образованным обществом «народное представительство», Государственную Думу; многоступенчатость выборов, имущественный ценз для участия, а также запрет на голосование женщин, которые сейчас удивляют демократически настроенного человека, тогда были обычной общеевропейской практикой, просто уберегавшей политическую систему от участия людей, которыми, по причине их несамостоятельности, можно манипулировать: так, женщина зависела от мужа или отца, наемные рабочие – от хозяина, так что не могли совершенно осознанно, самостоятельно выражать свою волю.

Название парламента, появившееся при Николае, с 1990-х возродилось в современной России.

Принятый во время всеобщей забастовки, Манифест призван был успокоить страсти. Но не успокоил:

  • весьма значительная часть общества, настроенная традиционно, возмутилась отступлением власти перед «кучкой смутьянов», каковы революционеры;
  • кто-то восторженно приветствовал документ, видя здесь рождение «демократической традиции», а Николая – как продолжателя Александра Освободителя;
  • были также такие, кто заявлял: самодержавие колеблется, значит, ослабло; дело революции – добить власть, уничтожить царизм.

И все, почти без исключения, говорили о слабоволии царя: сторонник самодержавия вводит Думу, гражданские свободы, то есть не может отстоять собственную власть.

Но мог ли Николай остановить происходящее? Не вспоминал ли он тогда очень давнюю, ветхозаветную историю, когда евреи, столетия управлявшиеся Судьями, пророками Бога Живого, попросили себе царя «как прочим народам»?

1 Книга Царств говорит о последнем Судье народа, пророке Самуиле, скорбевшем о таком желании иудеев: «И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними…» (1 Цар.8:6-7). Господь тогда, оставляя народ избранный на его волю, отошел, дав ему правителя – помазанного Его благодатью.

Народ русский отверг и царя. Разве не говорит об этом «праздник демократии», начавшийся после 17 октября – основание партий, дискуссии, перебранки народных представителей, совершавшиеся с каким-то даже наслаждением «свободой», разумеется, многими понятой как вседозволенность? Господь отходил от России, по пророчеству прав. Иоанна Кронштадтского, отнимался у нее благочестивый самодержец.

Но народ не скорбел, а радовался, делая первые шаги – самостоятельно, по собственной воле, без монарха, а значит – скажем правду – без воли Божией. Что же оставалось государю, имеющему Помазание? Конечно, исполнять волю Всевышнего: «…послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня».

Одной из последних по времени образования партий, представлявшей около 90% населения страны, стал… монархический Союз Русского Народа. Просто потому, что сторонникам самодержавия сложно политически объединяться, ведь всякое такое объединение – проявление воли человеческой, а монархист привык подчинять ее Божией, являемой через Помазанника. Но дух времени, наконец, захватил монархистов.

Членский билет Союза за номером 1 был выписан самому монарху.

В умах, сердцах людей русское самодержавие пало намного раньше февраля 1917 г. Случившееся тогда лишь узаконило происшедшее осенью 1905-го.

Между революциями

Подавить «мятеж» удалось к 1907 г. Наступило последнее более или менее спокойное десятилетие Империи – уже последнее. Наружно политическая, экономическая ситуация была стабильна. Власти думали, как не допустить новых потрясений происшедшее в 1905-1907 гг. казалось досадным эксцессом, повторения которого вполне можно избежать.

Новый председатель Совета Министров, Петр Аркадьевич Столыпин, вынашивал идею продолжения крестьянской реформы. По образцу Европы, где класс мелких собственников – основа экономики, а также политической стабильности, предлагалось постепенно ликвидировать крестьянскую общину, разрешив сельским производителям уходить на «отруба» и «хутора». Реформа сопровождалась также беспрецедентными по масштабам:

  • переселенческой программой, дававшей возможность уехать на неосвоенные земли Сибири; ею воспользовались сотни тысяч человек, многие современные жители региона – потомки «столыпинских» переселенцев, ведь более 80% переехавших прижились на новом месте, улучшили свое благосостояние;
  • программой кредитования крестьянства через специально созданный банк;
  • социальными программами развития здравоохранения, образования на селе.

Оценка главной из проведенных П.А.Столыпиным реформ затрудняется незавершенностью преобразований. По статистике, итоги первых лет по части главного направления реформы, разрушения общины, не слишком радовали: хотя по статистике получили землю, покинув общины, от 10 до 20% хозяйств, многие говорили: цифры «дутые».

Крестьяне-одиночки чаще всего бедствовали: западная «фермерская» модель России не подходила хотя бы по причине климата, качества земли. Выживать крестьянам помогали постоянные переделы участков, принятые в общине – в иной год семья получала участок получше, на другой – «неудобицу», но при неурожае община помогала семенами, продуктами. Так «выкручивались» всем миром. Ушедший же из «общества» оставался один на один со стихиями очень негостеприимной природы, собственными немалыми проблемами. А потому желающих пойти против вековых традиций было мало.

Но Столыпин надеялся – может, лет 20 без войны, тогда реформа даст результат. Лет этих не было не только у страны – у самого реформатора. В 1911 году он погиб от рук террориста, через три года – разразилась Первая мировая.

Итоги правления

К началу 1917 г. они выглядели весьма неприглядно:

  • разрушающаяся экономика, не выдерживающая второй подряд войны;
  • деморализованная армия, где уже совершенно открыто работали революционные пропагандисты; теперь еще это, а не только просчеты главнокомандующего, становится причиной серии поражений на фронтах;
  • но самое главное – общество, большая часть которого возлагала ответственность за все это на царя, но при этом вообще выступала за ликвидацию его власти.

Государственный штандарт, символизирующий единство монарха с народом, все больше начинал выглядеть то ли как несбыточное благопожелание, то ли как злая ирония.

Причины и обстоятельства отречения от престола

Некоторые современные историки, например, А.Б.Зубов, считают, что отстранение Николая II готовилось еще с 1915 г. По сути, речь шла о заговоре:

  • ряда думских оппозиционных политиков (М.В.Родзянко, П.Н.Милюков), военных (например, генерал Алексеев);
  • членов самой императорской фамилии, например, великого князя Николая Николаевича, любимого войсками командующего, отстраненного императором прямо во время боевых действий.

Однако удаление с престола действующего императора первоначально планировалось как дворцовый переворот, а не как революция с полным изменением строя. Речь шла о том, чтобы убедить Николая отречься от власти в пользу сына, Алексея. По причине несовершеннолетия наследника, регентом должен был стать великий князь Михаил.

«В столице анархия»

К концу 1916 г. ситуация начала обостряться:

  • Государственная Дума IV созыва, ставшая центром оппозиции царю, требовала назначения «ответственного правительства», подразумевая его отчетность перед Думой, а не перед государем, как предусматривали Основные Законы Российском империи; по сути, это означало окончательную смену политического строя, введение конституционной (ограниченной) монархии взамен самодержавия;
  • одновременно продолжалась деморализация войск на фронте, нараставшие трудности с продовольствием для Петрограда; некоторые историки, публицисты не без основания полагают, что продовольственный кризис, спровоцировавший революцию, мог быть искусственно создан коммерсантами с подачи влиятельных депутатов Думы, желавших оказать давление на царскую власть.

Наконец, к концу февраля общее недовольство начало перерастать в беспорядки:

  • начались массовые забастовки на заводах Петрограда;
  • попытки подавить их силовым путем зачастую заканчивались переходом солдат гарнизона, более того, даже полицейских на сторону радикальных сил.

27 февраля (12 марта н.ст.) началось открытое вооруженное восстание.

При этом император с 21 февраля находился на фронте, выехав в Ставку по просьбе генерала Алексеева. Официальным основанием присутствия царя была подготовка наступления, которое, правда, планировалось на апрель. При этом фактически до самого начала восстания руководство полиции и гарнизона Петрограда уверяло царя, что ситуация с города контролируется.

Лишь с началом восстания командующий столичным гарнизоном Беляев сообщил о практически поголовной измене личного состава. Царь немедленно двинулся в Петроград, кроме того, было решено снять с фронта воинские части для подавления волнений. Тем временем, восставшие захватили Мариинский дворец, где заседал Совет Министров. Фактически власть перешла к так называемому Временному Комитету, созданному Государственной Думой.

Решающую роль в дальнейших событиях сыграл, как считается, генерал Алексеев. Узнав о происходящем, он телеграфировал шедшим на Петроград воинским частям, отзывая их обратно на фронт ввиду прекращения беспорядков. Это решение не было согласовано с Главнокомандующим – видимо, потому, что его судьба уже считалась решенной.

Тем временем, 1 марта царский поезд прибыл во Псков, где был штаб Северного фронта. Его командующий, генерал Рузский, был убежденным антимонархистом, к тому же неприязненно относящимся лично к Николаю. На царя началось открытое давление:

  • Алексеев систематически сообщал царю о продолжающихся в Петрограде, его окрестностях беспорядках, которые, по его словам, грозили перейти на армейские части; это могло бы повести к непоправимым последствиям на фронте;
  • Рузский также говорил царю о необходимости принятия «акта, способствующего общему успокоению»: это был, по мнению его и Алексеева, манифест о создании «ответственного правительства».

За этим неприкрытым давлением стояли думцы, прежде всего – М.В.Родзянко. Утром 2 марта Рузский сообщил Родзянко о согласии Николая на создание правительства, но депутаты Думы решили, что это уже неактуально: теперь «народ» не согласится на меньшее, чем отречение от престола.

Изолированный своими приближенными, которые откровенно не выполняли распоряжений, давили, угрожали, Николай понял, что ситуация полностью вышла из-под контроля: давние планы заговорщиков были как никогда близки к воплощению. Показательно, что об отречении «умолял» его сам великий князь Николай Николаевич. Дворцовый переворот был близок к завершению. Но все пошло не так, как планировалось.

В пользу кого произошло отречение

Согласно сохранившимся воспоминаниям участников событий (генерала А.И.Деникина, министра иностранных дел Временного правительства П.Н.Милюкова и других), первоначально царь подготовил редакцию Манифеста об отречении в пользу царевича Алексея с тем, чтобы регентом был брат, великий князь Михаил.

Но затем, после обсуждения ситуации с депутатами Думы, понимая, что Алексею после его отречения придется жить в семье регента, принял решение отречься за себя и сына – в пользу Михаила. Именно так выглядел окончательный текст Манифеста:

«В эти решительные дни в жизни России, почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и, в согласии с Государственной Думой признали мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на Престол Государства Российского…»

В своих мемуарах, написанных уже в эмиграции, П.Н.Милюков указывает, что составленный таким образом документ был юридически ничтожен: по существующему законодательству отречение императора не только за себя, но также за своего наследника (пусть даже несовершеннолетнего) было не предусмотрено, а, следовательно, невозможно. О том, что повлияло на такое решение Николая, нет единого мнения.

  • Многие говорят, что это – плохие отношения с великим князем Михаилом. Он был женат на женщине не царского рода, по сути, против воли Николая – не только императора, но также старшего мужчины семьи Романовых. Известно, что Михаилу даже подолгу приходилось жить за границей, настолько его не жаловали при дворе. Личная неприязнь якобы затмила для императора интересы страны, народа, он думал только судьбе сына, но не государства. Это довольно сильно расходится со многими свидетельствами современников, отмечавших у Николая как раз обостренное чувство долга.

Впоследствии оба брата окажутся на Урале – Николай в Екатеринбурге, Михаил – в Перми. Ночью с 12 на 13 июня 1918 г. великого князя казнят первым из семьи Романовых.

  • П.Н.Милюков считает, что Николай неадекватно оценивал ситуацию с «беспорядками»: считал, что оказывавшие на него давление политики намеренно преувеличивают их масштабы, вынуждая на отречение. Именно поэтому он, отлично знавший законодательство, намеренно подписывает Манифест, который затем, по «успокоении» ситуации, можно с чистой совестью объявить недействительным. По мнению Милюкова, недальновидность царя сыграла роковую роль: Михаил юридически не смог вступить на престол, так что произошел не дворцовый переворот, а падение монархии. Таким образом, полную ответственность за разрушение самодержавия несет… сам же самодержец!
  • Возможна, впрочем, третья версия: император просто до конца выполнял свой долг, отлично понимая, чем именно грозит его отречение: военными поражениями, разрушением системы власти, анархией, наконец, новой войной, только – уже самой страшной, гражданской. Под страшным давлением теряющих разум, одержимых идеями «свободы», личными амбициями, политиков, он до последнего пытался сохранить власть – действительно через подписание документа, юридическое значение которого сомнительно. Но действовал он не ради себя – ради людей. Может быть, надеясь, что уже принятое свыше решение – отнять у России царя – будет изменено, Божий гнев преложится на милость. Однако, слишком велико было всеобщее ослепление.

Как отнеслась русская общественность к этому событию

Эйфория, похожая экзальтацию уже случавшегося после Манифеста 17 октября 1905 г. «праздника непослушания», «демократии», охватила общество и на этот раз. Полицейские, военные с красными бантами – символом победившей революции – на лацканах, рефреном звучащее обращение «товарищ», «гражданин», радостное восклицание: «Царя скинули!» – таковы внешние приметы первых месяцев после «свержения царизма».

Позиция Церкви

Современные авторы оценивают ее неоднозначно.

Известно, что товарищ (заместитель) обер-прокурора Священного Синода, князь Николай Жевахов, в конце февраля 1917 г. обратился к Синоду и лично «первенствующему»  из его членов, митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому) с предложением издать воззвание, порицавшее происходящее, формулирующее церковную позицию, более того, грозящее покушающимся восхитить царскую власть отлучением от Церкви. Ведь, с учетом того, что царь имеет благодатное Помазание, позиция иерархов не могла быть антимонархической.

Однако митрополит, согласно мемуарам Жевахова, ответил резко: «Это всегда так. Когда мы не нужны, тогда нас не замечают; а в момент опасности к нам первым обращаются за помощью». После чего составлять воззвание отказался – несмотря на то, что личные монархические взгляды свт. Владимира (позже – новомученика) достаточно хорошо известны.

На этом основании многие историки винят епископов, лишивших царя поддержки, в его отречении. А вот известный специалист по истории Церкви XX в., протоиерей Владислав Цыпин, среди причин такой позиции митрополита, вообще епископата, называет:

  • то, что воззвание было явно бесполезно: для сторонников отстранения Николая любые церковные прещения были пустым звуком по причине просто их неверия;
  • иерархи, носители благодати епископства, как никто, осознавали: выбор в пользу жизни без монарха сделан страной давно; если уж Сам Господь отступается от неразумной паствы, то это значит, что борьба с безбожием переходит на совсем другой уровень – личного противостояния злу, исповедничества, мученичества: «В политическом плане на тот момент борьба со злом была уже проиграна, что борьба эта сосредотачивалась уже в иных, высших духовных измерениях». В этом отношении отказ Синода от участия в событиях максимально близок к позиции самого Николая, возможно, уже с 1905 г. понимавшего направление развития ситуации.

Мнение церковного историка подтверждается дальнейшими событиями. Хорошо известно, что Патриарх Тихон, убежденный монархист, отказался впоследствии благословить «белое» движение. Что, разумеется, вовсе не делает его сторонником революции – не менее известным фактом является анафематствование, то есть отлучение, святителем безбожных правителей. Это – одна из причин того, почему В.И.Ленин не может быть, как того хотели бы некоторые, «погребен по христианскому обряду».

Церковь, скорбя  выборе народа, сделала также свой – остаться с паствой в грехе и позоре ее, молиться за людей, заблудших, потерявших себя, но все еще чад Христовых. Борьба же за монархию была проиграна: политически она была уже бессмысленна.

Державная

Державная икона Божией Матери

Державная икона Божией Матери

Это случилось за считанные часы до рокового решения, далеко от Пскова, где, как казалось, собрались вершители судеб страны – депутаты, военные, министры.

2 марта 1917 г. настоятель Вознесенского храма подмосковного села Коломенского – царской резиденции еще с XVII в. – по просьбе прихожанки и вместе с ней искал в подвале церкви некую «черную икону».

Евдокия Адрианова не раз видела в сонных видениях Саму Богородицу, повелевавшую найти Свой образ, сделать его «красным», поставить для поклонения в храме. Пречистая не обещала ничего – ни побед, ни мира стране, лишь раз за разом настаивала – как можно скорее найти, отмыть, перенести к церкви.

К середине дня поиски дали результат, на который никто особо не рассчитывал. Настоятель и раба Божия Евдокия с удивлением смотрели на образ Богородицы ранее неизвестного извода:

  • Матерь Божия восседала на троне, облаченная алой порфирой – принадлежностью монархов;
  • на коленях Матери был написан благословляющий Христос Младенец, в руках Она держала символы земной царской власти – скипетр, державу;
  • высоко над Богородицей находился образ Бога Отца как «Ветхого Денми», Старца.

Лик Богоматери был печален, скорбен, но также – властен. Смысл появления иконы именно сейчас стал ясен следующим днем, когда была получена телеграмма об отречении царя, подписанном 2 марта в 23 часа 40 минут. Отныне Богородица брала страну под Свое непосредственное покровительство, становилась ее Царицей. Отсюда именование образа – Державная.

Отчет о происшедшем Синод получит за подписью митрополита Московского Тихона (Белавина), будущего Патриарха, ныне прославленного святителя. Он же – один из авторов службы и акафиста иконе.

 «Вообще все пропало…»

Между тем, в воюющей державе начался опасный вакуум власти: по отречении сразу нелегитимны оказались назначенные бывшим императором губернаторы, чиновники, командующие войсками. Казалось, образовавшуюся пустоту было кому заполнить, даже – с избытком:

  • еще 1 марта, за день до отречения царя, появился сначала Временный комитет Государственной Думы, затем – уже официальное Временное правительство;
  • практически одновременно в Петрограде возник еще один, параллельный орган власти – Совет рабочих и солдатских депутатов; подобные органы начали появляться также по регионам.

Однако, ясного видения дальнейшего пути развития страны без монарха новоявленные правители не имели, уповая, впрочем, на то, что все решит Учредительное собрание – народное представительство, которое определит политический строй России.

Пока же первые действия «временной» власти свелись к сначала к конфискации имущества «бывшего царя», его аресту как «полковника Романова», затем – к серии мало продуманных, частью – популистских решений вроде введения выборного офицерства – это на фронте, в условиях военных действий.

Истинное отношение «прогрессивной общественности» к происшедшему весьма точно отражают мемуары думского депутата В.В.Шульгина, которому выпала сомнительная честь принять Манифест об отречении из рук Николая. Рассказывая о длительном, продолжавшемся всю ночь, совещании членов Временного Правительства и Петроградского Совета, он приводит примечательный эпизод.

Под утро он, уже сам предельно измотанный бесплодными дискуссиями, может быть, сотый раз спрашивает социал-демократа, меньшевика Чхеидзе – активного сторонника выборного офицерства, о причинах его позиции. После чего получает от «пламенного борца» с режимом неожиданный, зато – предельно откровенный ответ.

Шульгин пишет: Чхеидзе «поднял на меня совершенно усталые глаза, поворочал белками и шепотом… ответил: «…Вообще все пропало… чтобы спасти, надо чудо… Надо пробовать… Хуже не будет… Потому что, я вам говорю, все пропало…». Страх, растерянность, непонимание, куда двигаться дальше – таково реальное отношение к падению царизма, которое пряталось за натужной радостью первых месяцев революции. Впрочем, так было с большинством – но не со всеми.

«Есть такая партия!»

Уже в апреле, чуть более чем через месяц после падения царской власти, из эмиграции вернулся лидер социал-демократов Владимир Ильич Ульянов, более известный под псевдонимом «Ленин». Первое же выступление «Ильича» стало для его однопартийцев настоящим шоком. Вождь заявлял: его партия, оказывается, готова взять власть.

Товарищи не раз говорили Ленину, что он «засиделся» за границей, не понимает масштаба случившегося, страшной ответственности, которая свалится на каждого, оказавшегося у управления государством. Но он с упорством повторял: предводительствуемые им большевики готовы взять власть, знают, что делать.

Знаменитая фраза «Есть такая партия!», говорят, произнесена в июне 1917 г., во время I Съезда Советов – органов власти, параллельных Временному правительству, его структурам на местах. Ленину дали слово лишь на 15 минут. Вот выдержка из стенограммы того выступления – ответа на речь меньшевика Церетели, министра Временного правительства:

«Сейчас же целый ряд стран накануне гибели, и те практические меры, которые будто бы так сложны, что их трудно ввести, что их надо особо разрабатывать, как говорил предыдущий оратор, гражданин министр почт и телеграфов, — эти меры вполне ясны. Он говорил, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком. (Аплодисменты, смех.) Вы можете смеяться, сколько угодно, но если гражданин министр поставит нас перед этим вопросом рядом с правой партией, то он получит надлежащий ответ».

Очевидцы вспоминают: хлопали, смеялись… сами же большевики, все еще не принимавшие слова Ленина всерьез.

Пройдет еще несколько месяцев, Временное правительство практически без боя сдаст власть Ленину и его соратникам – произойдет еще одна революция – Октябрьская. «Власть валялась под ногами, нужно было просто взять,» – презрительно бросит «вождь мирового пролетариата».

А еще через несколько месяцев многие вспомнят, как при начале 1 мировой войны Ленин был единственным политиком, азартно выступавшим за «поражение своего правительства», даже с лозунгом, казавшимся тогда каким-то людоедским: «Превратим империалистическую войну в войну гражданскую!». Именно так все произойдет.

Удивляться этому не должно: как говорится, «свято место пусто не бывает». На смену богоданной царской власти, отвернутой страной, пришли и весьма успешно действовали совсем другие силы. Недаром многие верующие именно в эти годы заговорили о конце света, а о Ленине – как об Антихристе последних времен.

Понимая, что «не наше дело знать времена и сроки», стоит все же сказать, что к Владимиру Ульянову совершенно применимы слова св. Иоанна Богослова, понимающего под «антихристом» вообще любого богопротивника, которым руководят силы зла:

«Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист» (2 Ин.1:7).

Дальнейшие события, ссылка

Теперь уже бывший император был арестован решением Временного правительства уже 9 (22 н.ст.) марта вместе со всей семьей. Приказ правительства царю, еще находившемуся во Пскове, при штабе Северного фронта, передал генерал Алексеев 8 (21) марта 1917 г. «Полковнику Романову» дали попрощаться с войсками, некоторыми приближенными.

Сохранился последний приказ уходящего Главнокомандующего. Здесь нет обиды, амбиции, ненависти к врагам, которую, по человеческому рассуждению, мог бы иметь фактически свергнутый с престола император:

«В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною войска. После отречения моего за себя и за сына моего от престола Российского, власть передана Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага…».

В тот же вечер поезд увез бывшего государя к столице. Первоначально Николая оставили на месте прежнего жительства, в Александровском дворце Царского Села. Учитель царских детей, Пьер Жильяр, вспоминает, что к известиям о совершившемся отречении царя, совершенно потрясшим царицу Александру, добавилась болезнь детей: корью заболел сначала Алексей, а затем – все великие княжны, кроме Марии.

Враз постаревшая, но внешне спокойная, царица ухаживала за больными, стараясь ничем не обеспокоить их, не выдать своего состояния. На глазах рушилась власть, страна, прежняя жизнь. Но хуже всего было отсутствие мужа, более того, даже малейших известий о нем.

Что пережила Александра Федоровна за те несколько дней, что ждала приезда арестованного Николая, не знает никто. Было ли место так по-человечески понятным ропоту, отчаянию, скорби? Мыслям о прошлом, когда царь и царица были так любимы народом, тем самым, что теперь громогласно требовал их казни? П.Жильяр, неотступно бывшей при семье, пишет:

«Волнения и жгучая тревога физически истощили ее, но с возвращением Государя она почувствовала нравственное успокоение; она жила очень сильной внутренней жизнью и мало разговаривала…».

Впрочем, однажды разговор – с солдатами, охранявшими Александровский дворец – все же состоялся. Царица и великая княжна Мария вышли вместе к верному государю караулу. Вдали гремели выстрелы, в любой момент на царскую семью могли напасть. Но царица и цесаревна шли вдоль рядов охраны, ободряли, улыбались, казалось, не боялись.

Молчит история также о том, как пережил происшедшее царь, который смог воссоединиться с родными лишь 22 марта 1917 г. Для него и царицы пятимесячный домашний арест в Царском Селе был серьезным моральным испытанием.

Революционные власти предложили покинуть семью всем работавшим на нее слугам, а также домашним учителям. Намек был прозрачен: в противном случае оставшимся предстояло разделить судьбу «бывшего царя». Более того, оставить родителей было предложено также детям, как не несущим ответственность за «преступления режима». Они с негодованием отказались, а вот из слуг, приближенных, остались самые верные, и их было меньшинство. Кто-то приходить прощаться, кто-то покидал дом молча, а кто-то не упускал случая побольнее ударить словом.

Не раз в Александровский приезжал Керенский – тогда еще генерал-прокурор, лишь позже – глава Временного правительства. Он был самоуверен, нагл. Но даже не будь этого – каждое его слово больно было по «бывшим»: «Королева Англии требует известий о бывшей императрице!». Александра Федоровна, которую в первые раз называют «бывшей», краснеет, но отвечает спокойно, что вполне здорова. С царем Керенский чаще всего говорил в его кабинете, наедине. До окружающих иногда долетало: «Вы знаете, что мне удалось провести отмену смертной казни?.. Я это сделал несмотря на то, что многие мои товарищи погибли жертвами своих убеждений…»

Разумеется, намек на павших от рук «режима» революционеров, а еще – угроза самому царю, вполне, конечно, заслужившему смерть. Керенскому ежедневно приходилось принимать депутации требовавшие казни монарха. После таких бесед Николай выходил бледным, но спокойным. Никто никогда не слышал слова ропота ни от него, ни от царицы. Так же вели себя дети.

Семья, но не царская?

Именно такими выглядели некогда самые богатые, облеченные абсолютной властью. П. Жильяр, учителя цесаревича, рассказывает о том, как его ученик воспринял известие об отречении отца. Алексей был спокоен, и лишь спросил, кто теперь будет императором. К удивлению Жильяра, он совсем не упомянул, что сам является наследником. А великие княжны, кажется, больше всего были озабочены, как помочь матери, волновались за отца.

К Александровскому дворцу часто приходили зеваки – посмотреть на «бывших», чаще всего – покуражиться. Иногда доставалось слугам. Например, какой-то нетрезвый офицер кричал однажды на камердинера государя, Алоизия Труппа, обзывая его «продажным». Слуга ничего не ответил. Кстати, работал он уже бесплатно.

А вот Пасхальные дни. Алексей гуляет в саду, в это время к ограде, невзирая на строгие запреты охраны, подходят пьяные «революционные матросы»: «Эй ты, будущий царь!» Вместо того, чтобы обидеться, ответить грубостью, бывший наследник престола вдруг говорит: «Христос Воскресе, братцы!». Враз протрезвевшие бывшие подданные вдруг вытягиваются в струнку: «Воистину Воскресе!». И тихо уходят, поняв: узники, больше не будучи облечены властью, остались царственными по своему достоинству.

В Англию?

Прожить в Царском Селе арестантам пришлось менее полугода. Временное правительство было именно временным: уже к лету власть его стала крайне непрочной. А ведь именно она удерживала «горячие головы» из числа политиков, военных, громкое требовавшие немедленно казнить «Николая Кровавого». Есть данные, что правительство пыталось отправить семью в Англию, к любимому кузену Николая, Георгу V. Хотя английские власти всячески способствовали решению вопроса, переезд не состоялся – ему, видимо, помешала нерешительность новых российских властей, опасавшихся все более ожесточавшихся, как тогда говорили, «радикальных элементов». Власть ускользала от нового руководства страны, принимать серьезные решения становилось все сложнее.

Сибирь

Официальной версией перевода семьи вглубь страны является именно спасение жизни арестантов – находиться близ Петрограда было уже небезопасно. Кажется, не менее опасно было путешествовать. Когда 14 августа 1917 г. их с некоторыми приближенными, и тут не пожелавшими оставить семью, посадили на поезд до Тюмени, на вагоне была надпись «Японская миссия Красного Креста», скрывавшая, кто на самом деле там едет.

Царская семья в Сибири

Тобольск.

На следующие месяцы местом жительства Романовых стал Тобольск. Им был предоставлен бывший губернаторский дом, который огородили забором. Арестантам разрешали прогулки, даже – посещение местной церкви. Дневниковые записи царя и царицы свидетельствуют о стабильной, хотя довольно непростой жизни этого времени.

Семья Романовых в Тобольске

Семья обустраивает жилье, занимается хозяйством – точно не было некогда баснословного богатства, немеренных капиталов самого богатого человека страны. На старых фото – Николай, пилящий дрова, великие княжны, одетые крайне просто.

Особым утешением для всех было богослужение, посещение которого, впрочем, иногда решением властей запрещалось. Великая княжна Мария писала из Сибири друзьям, что семья радуется возможности посетить храм, но жалеет, что не разрешают приложиться к мощам свт. Иоанна Тобольского.

Но к семье приходили монахини, священник, часто службы совершались прямо дома. Все имели возможность приобщаться Св. Таин.

Приближенные, которые разделили гонения с царской семьей

По сравнению с огромным дворцовым «штатом», участь семьи решились разделить крайне немногие: слуги, приближенные, несколько преданных друзей.

Доктор Боткин

Боткин Е.

Сын врача с мировым именем, С.П.Боткина, Евгений Сергеевич пошел по стопам отца. Окончил медицинский факультет, много, самоотверженно работал в больнице для бедняков. С началом русско-японской войны ушел на фронт. Впоследствии он написал книгу воспоминаний о том времени. Именно там, на войне, он понял ценность человеческой жизни, милости, сострадания. Равно помогал он раненым русским и японцам, буквально «горел» на работе.

С 1908 г. его пригласили стать лейб-медиком царской семьи – говорят, что то было предложение царицы. Евгений Сергеевич употребил все знания, силы для облегчения страданий больного наследника престола, лечил также императрицу, имевшую серьезные проблемы с сердцем.

Доктор, не колеблясь, отправился с семьей в ссылку. Впоследствии его расстреляют вместе с венценосными пациентами. Ныне новомученик Евгений, наряду с другими святыми целителями, сугубо покровительствует врачам и, конечно, всем, кто обращается к нему во время болезни.

Камердинер Алоизий

Алоизий Трупп

Алоизий Егорович Трупп

Как о всяком слуге, жизнь которого тесно связана с господином, о личности его известно очень мало. Латыш, католик, был взят Николаем камердинером, служил преданно, верно. До революции при дворе ходили слухи о его доходах, позволявших купить землю близ Петербурга. Вот только собственности у Алоизия Труппа не было, равно как семьи: ее ему заменила семья государя. После ареста он остался с ними, поехал, куда отправили хозяев. Жизнь его оборвалась одновременно с государем – их расстреляли вместе.

Иван

Царский повар Иван Харитонов, много лет работавший в семье, также разделил ее судьбу. Во время Тобольской ссылки ему удавалось даже удивлять царственных хозяев новыми блюдами – пусть приготовленными из самых простых продуктов. Во время расстрела царской семьи Иван станет рядом с камердинером Алоизием – их убьют вместе.

«Нюта»

Анна Демидова

Анна Степановна Демидова

Так называли великие княжны горничную царицы, Анну Демидову. Дочь мещанина, она особенно поразила императрицу не столько образованностью, знанием музыки, языков, сколько умением рукодельничать. Ее талантливые работы царица увидела на выставке в Ярославле. Она почти сразу взяла Анну ко двору. Девушка не только была личной горничной царицы Александры, но еще учила ее дочерей шить, вышивать.

По традиции, царские горничные замуж не выходили. К Анне однажды посватались, но она осталась у царицы. Когда же ей предложили покинуть арестантов – конечно, ответила отказом. Во время расстрела семьи она, запаниковав, начала метаться, прикрываться подушкой, где увязли многие пули. Так что умерла Анна последней, заколотая штыками.

Интересный факт
Русской Зарубежной Церковью причислены к лику святых все погибшие с семьей слуги, включая католика Алоизия Труппа (с 1981 г.). Русская Церковь Московского Патриархата канонизировала пока только Евгения Боткина.

Другие приближенные

Уехавших со Страстотерпцами, однако, было больше. Впоследствии по крайней мере шестеро из них также приняли мученическую кончину.

  • Екатерина Шнейдер, учительница русского языка, сначала обучала ему великую княгиню Елисавету Феодоровну, затем стала служить императрице, впрочем, скорее была ее подругой. По дороге в Тобольск ее арестовали, отправили в Екатеринбург. Впоследствии она погибла здесь от рук большевиков.
  • Василий Долгоруков, князь, друг императора, также разделил все тяготы ссыльной жизни. Когда семью перевезли в Екатеринбург, Василия тут же арестовали. Его убили за неделю до гибели Царственных Страстотерпцев.
  • Илья Татищев, точно по злой иронии, дальний потомок основателя Екатеринбурга, соратника Петра Великого, Василия Татищева, погиб вместе с князем Долгоруким. Как он, Илья дружил с царем и поехал за семьей.
  • Анастасия Гендрикова была фрейлиной царицы Александры. Став «бывшей фрейлиной», она не оставила хозяйку, поехала в Сибирь. В Екатеринбурге Анастасию также разлучили с семьей царя, отправили в Пермь, где расстреляли.
  • Иван Седнев и Климентий Нагорный, матросы, были формально охранниками, фактически же наставниками, учителями, друзьями царевича Алексея. В Тобольской ссылке на их крепкие плечи легло множество хозяйственных дел. А в Екатеринбурге оба были оторваны от семьи, после чего казнены.

Еще один преданный семье человек, Терентий Чемодуров, также прошел с семьей все гонения, но сохранил жизнь. Как Алоизий Трупп, он был царским камердинером. Согласно его собственным воспоминаниям, по прибытии семьи в Екатеринбург, его, как других слуг, арестовали. Впоследствии  появился «расстрельный» список заключенных, но фамилия Терентия Ивановича оказалась на оборотной стороне листа, ее не назвали, об узнике на какое-то время забыли.

А через некоторое время Екатеринбург захватили части чехословацкого корпуса, так что Чемодуров оказался на свободе. Впрочем, есть также версия, что царский камердинер сотрудничал с большевиками, так что от казни спасло его именно это обстоятельство. Впоследствии Терентий Иванович умер в Тобольске (1919 г.)

Всего же постановление Прокуратуры России от 16 октября 2009 г., касающееся расследования дела об убийстве Страстотерпцев, упоминается 52 приближенных, которые реабилитированы как незаконно подвергшиеся репрессиям.

Расстрел царской семьи

«Обратный отсчет» для Николая, Александры, их детей начался 7 ноября 1917 г., когда пало Временное правительство, водворилась большевистская «диктатура пролетариата».

За что были убиты

Из документов известно, что уже в первые месяцы после прихода к власти коммунистов начал обсуждаться вопрос о публичном суде над последним русским царем. Эту идею высказывал один из самых авторитетных коммунистических лидеров, Л.Д.Троцкий, однако, она не была поддержана Лениным как «несвоевременная».

Таким образом, вопрос «за что» не может быть поставлен юридически – впрочем, довольно странно требовать «законности» от власти, отменившей все прежние правовые нормы, заменив их «революционной законностью». Стоит также подчеркнуть: смертный приговор Николаю давно был «вынесен» множеством людей:

  • только при Временном правительстве, судя по воспоминаниям современников, его министрам, особенно – председателю – приходилось отвечать на сотни устных, десятки письменных обращений с требованиями казни царя;
  • не лучше была ситуация первые месяцы советской власти: «рабочая масса» активно требовала расстрела бывшего царя. Некоторые авторы таких петиций даже заявляли, что, если советская власть промедлит, они сами исполнят собственный «приговор».

Причины агрессивности можно искать, прежде всего, в нестабильной психологической ситуации в обществе, когда люди были готовы винить во всем кого угодно – тогда как царь представлялся удобной «мишенью», как несущий ответственность за положение страны. Но среди требовавших расстрела было немало также идейных революционеров-безбожников, у которых вызывал ярость сам факт наличия носителя благословенной Богом власти – даже если он юридически более не является монархом.

Таким образом, царя и его семью убили людская злоба, агрессивное безбожие. Но никаких «преступлений», которые были бы доказаны хотя бы на минимальном уровне законности, за семьей Помазанника не было.

«Объективные причины»

К числу таковых, подводящих советскую власть именно к казни царя, можно отнести обстоятельства, которые сложились к середине 1918 г.:

  • начало иностранной военной интервенции (стран Антанты, Германии);
  • одновременно – так называемое «восстание чехословацкого корпуса», начавшееся среди бывших пленных подданных Австро-Венгрии, союзника Германии, которые, по договоренности с российским командованием, приняли решение воевать на стороне России; идея создания добровольческого корпуса из чехов и словаков была реализована не более чем за месяц до падения Временного правительства; из Владивостока солдаты, офицеры, были отправлены на Восточный фронт по железной дороге; но тут произошла смена власти, ситуация стала неопределенной, что вызвало «мятеж»; начавшись, по сути, почти по всей протяженности Сибирской железной дороги, по которой следовали поезда с войсками, он стал одновременно сигналом к выступлениям против большевиков от Владивостока до Урала – началом гражданской войны.

К маю 1918 г. ситуация резко осложнилась одновременно на западных фронтах и в Сибири. Недовольство коммунистами было велико, формирование «белого» движения шло быстро. Дополнительным фактором успеха «белых» могло стать возможное освобождение арестованного царя. Именно поэтому было решено перевезти арестованных в Екатеринбург, считавшийся «красной столицей Урала». Большевики здесь были более или менее уверены в своих позициях.

Есть также другая версия того, почему семья была перевезена на Урал. Возможно, большевики все же планировали «суд», так что Екатеринбург мог быть лишь временным местом их пребывания, до отправки непосредственно в Москву. В пользу этой точки зрения говорит:

  • то, что именно здесь были собраны другие Романовы: сюда отправили великую княгиню Елисавету, некоторых великих князей – позже все они, как и царская семья, были убиты;
  • кроме того, есть данные, что по дороге часть местных большевиков собирались уничтожить царя; однако уполномоченный ВЦИК Владимир Яковлев не только не допустил этого, но даже известил своего руководителя, Я.М.Свердлова; а тот жестко потребовал гарантий безопасности царской семьи, следовательно, большевики имели некие планы, не связанные с убийством Николая.

По-видимому, от планов этих пришлось отказаться  на фоне успешного наступления «белых» на «красную столицу»: это могло ускорить расстрел Страстотерпцев.

Дом Ипатьева

Первоначально в Екатеринбург привезли только Николая и Александру, а также великую княжну Марию – по воспоминаниям современников, например, М.Жильяра, надежную опору, помощницу родителей еще в первые месяцы по отречении отца. Именно она ухаживала тогда за больными братом и сестрами, поддерживала мать. Прибывших разместили в доме, который конфисковали у местного инженера Ипатьева.

Другие царские дети остались в Тобольске ввиду болезни царевича Алексея. Воссоединиться семья смогла только 23 мая 1918 г. Как раз тогда от семьи отделили часть приближенных, допустив только четверых, которые после приняли смерть вместе со Страстотерпцами.

В доме Ипатьева Романовы прожили 78 дней. После захвата Екатеринбурга армией А.В.Колчака будет проведено следствие, которому удастся до определенной степени восстановить картину последних дней жизни Страстотерпцев и четверых приближенных, которые приняли с ними мученические венцы.

Суда по показаниям оставшихся в живых приближенных (Чемодурова, Жильяра, которого также отправили в Екатеринбург), а также охранников из числа красноармейцев, последние месяцы жизни семьи были особенно тяжелыми, прежде всего, морально.

Царская семья в Тобольске

Царская семья в Ипатьевском доме, Екатеринбург.

Если в Тобольске охранники относились к узникам достаточно лояльно, тем более, что сами они, особенно великие княжны, отличались простотой обращения, непосредственностью, то на Урале ситуация резко изменилась: первым делом семья подверглась унизительному обыску. Свидетели событий вспоминали, что, когда комиссар выхватил сумочку у царицы, Николай сделал ему резкое замечание, на что ему грубо указали на его статус арестованного.

Красноармейцы вели себя развязно: не давали узникам остаться одним, сопровождали великих княжон даже до уборной – под предлогом надзора, постоянно высказывались по «политическим вопросам» в митинговом ключе, запевали революционные песни с намерением оскорбить бывшего царя, его детей, жену.

Кроме того, куражась, охранники нередко заставляли девушек играть для них на пианино. Великие княжны терялись, переживали, кажется, кроме Марии, которая, как вспоминали потом очевидцы, твердо, строго отвечала на сальные шуточки, не позволяла в своем присутствии непристойностей. Почему-то ее слушались…

Известно также, что узников плохо кормили, не давали достаточно посуды. Наконец, красноармейцы начали откровенно воровать вещи Романовых.

При всем этом, судя по всему, царю, царице, детям удавалось сохранять максимальное самообладание. Охранники впоследствии рассказывали, что царственные узники много молились, иногда к ним для богослужения приходил священник. Не раз слышали красноармейцы также духовные песнопения, которые семья пела хором – некоторые даже узнавали Херувимскую, другие богослужебные гимны.

Позже историк Ричард Пайпс объяснит внешнее спокойствие, достоинство семьи «фатализмом, коренившимся в их глубокой религиозности». По сути это значит, что узники, конечно, понимали, каков будет конец их заключения, готовились к последним страданиям, скорой кончине.

Решение принято?

В начале июня обстановка вокруг узников стала меняться. Судя по всему, большевики к этому времени оставили мысль провести публичный суд над бывшим царем, и начали искать повода для его казни. Свидетельство тому – провокация, устроенная ими в виде неких писем «русского офицера», который предлагал узникам приготовиться к побегу.

Поэтому семья не спала несколько ночей, все были даже полностью одеты, ждали. Но, конечно, ничего не произошло. Целью провокации, очевидно, было выяснить готовность арестованных бежать, чтобы затем обосновать необходимость их расстрела ввиду наступления белой армии.

В начале июля 1918 г. комендант дома, Авдеев, а также красноармейцы, охранявшие арестантов, внезапно были заменены. Отныне руководить охраной стал Яков Юровский. Среди главных причин отстранения Авдеева называли воровство, пьянство, в котором погрязли подчиненные ему охранники, но кроме того – так называемое «разложение».

Юровский откровенно говорит, что общение с бывшим царем каким-то образом изменило ранее агрессивно настроенного коменданта. Его неприятно поразило обращение Авдеева к царю – «Николай Александрович», вообще «простота нравов», например, как-то комендант застал обоих вместе курящими папиросы.

Если поначалу Юровский вел себя корректно, вернул царице украденные охранниками вещи, перевязывал Алексею разбитое колено, то уже через несколько дней в дневнике царя появится запись: «Этот тип нравится нам все менее». Возможно, потому, что при внешней корректности, в словах и действиях нового коменданта сквозила неприкрытая ненависть, имевшая идейные основы. Именно поэтому Юровский, очевидно, был избран для исполнения задачи уничтожения последнего царя.

Кто принял решение?

Этот вопрос до сих пор не имеет однозначного ответа. Во всяком случае, атмосфера вокруг царской семьи становилась все более «наэлектризованной»: эсеры и меньшевики, с которыми тогда еще сотрудничала большевистская власть, прямо обвиняли Ленина и руководство коммунистов Урала в «мягкотелости», нежелании уничтожить царя, выполнив волю народа. За убийство Николая выступало также множество местных рабочих.

Согласно официальной версии, которой придерживались историки советского времени, с инициативой расстрела выступили коммунисты Урала – исполнительный комитет Уралоблсовета, тогда как большевистское руководство было уведомлено о происшедшем постфактум. Есть воспоминания очевидцев о звонках Екатеринбургскому партийному руководству лично Ленина, буквально требовавшего «обеспечить безопасность» царя и его семьи. При этом:

  • в июне 1918 был убит великий князь Михаил, но подконтрольные большевикам газеты заявили, что он «бежал» и власти начали расследование;
  • тогда же начали периодически возникать слухи то об убийстве Николая, которые, однако, впоследствии опровергались;
  • в начале июля 1918 г. военный комиссар Урала Голощекин лично посетил Москву для решения вопроса о судьбе царской семьи; по ряду данных, он, ввиду активного наступления белых армий на Урале и возможности освобождения царя, предлагал расстрелять Николая; при этом убийство всей семьи не рассматривалось; однако партийное руководство запретило комиссару производить казнь – а между тем через несколько дней по его возвращении в Екатеринбург Страстотерпцы были расстреляны. Встречается также версия, что указание о расстреле все же было дано, однако касалось одного Николая, но не его детей и жены, которые были убиты уже по местной инициативе;
  • 18 июля, спустя два дня после убийства Николая, приняли смерть в Уральском Алапаевске великая княгиня Елисаветы, ее келейница инокиня Варвара, четыре великих князя, их приближенные.

Причина двусмысленной ситуации, желания Ленина «во что бы то ни стало» сохранить жизнь главному «врагу» его власти, как считают многие историки, проста: Советская Россия вела сложные переговоры с Германией, завершившиеся Брестским миром. Расстрел царя, родственника кайзера Вильгельма, мог произвести на переговорах эффект разорвавшейся бомбы.

Кроме того, Советская республика находилась в жесткой международной изоляции, правительство Ленина не было признано. При этих условиях, несмотря на ненависть к царю, убивать его открыто было крайне опасно с точки зрения международной политики. Поэтому, скорее всего, Уралоблсовету было предоставлено сделать «грязную работу», обеспечив политическое алиби высшему руководству.

Однако, вопрос о том, давал ли Ленин прямые указания о расстреле, или он все же был инициативой нижестоящих партийных чинов, вряд ли когда-либо будет решен, так как письменные решения или хотя бы надежные устные свидетельства об этом не сохранились.

Кто осуществил это злодеяние, имена убийц царской семьи

Об этом также существуют различные мнения.

  • Согласно одному из них, историка М.Касвинова, исполнение было поручено кузнецу Петру Ермакову из Верх-Исетска, имевшему репутацию твердого большевика, воевавшего за советскую власть. Помогать ему должны были бывший комендант «дома особого назначения» Авдеев и Я.Юровский.
  • Однако, в более поздних изданиях работы Касвинова «23 ступени» вниз исполнителями расстрела называются уже Я.М.Юровский, а также его заместитель Никулин.
  • Следствие, проведенное после захвата Екатеринбурга «белыми» дает картину расстрела, который, согласно показаниям красноармейцев, провели «латыши», руководимые Юровским. Однако, тогда нередко называли «латышами» вообще всех красноармейцев не русской национальности. Полагают, что в составе расстрельной команды могли быть венгры – надпись на венгерском языке была обнаружена на стене Ипатьевского дома.
  • Наконец есть также список участников расстрела, где фигурирует только одна латышская фамилия, Я.Цельса, одна еврейская (Юровский). Все остальные – русские революционеры. Это заместитель Юровского Григорий Никулин, Михаил Кудрин, революционеры Петр Ермаков, Степан Ваганов, Алексей Кабанов, Виктор Нетребин, а также начальник внешней охраны Ипатьевского дома Павел Медведев.

Во всяком случае, все три варианта состава «расстрельной команды» называют среди организаторов и участников расстрела Якова Юровского, которого, наряду с Григорием Никулиным и Михаилом Медведевым, традиционно принято считать главным цареубийцей.

  • О Юровском известно, что Янкель (таково его настоящее имя) происходил из еврейской рабочей семьи, жившей в Каинске Томской губернии, владел несколькими рабочими специальностями, а также ремеслами часовщика, фотографа. Именно фотомастерская Юровского в Екатеринбурге была «явкой» местной большевистской организации. Есть также данные, что Юровский близко дружил с Я.М.Свердловым. Очевидно, именно его прямые указания он выполнял, будучи комендантом «дома особого назначения». Янкель Хаимович был идейным революционером, осознанно ненавидевшим «царизм». Во всем содеянном он никогда не раскаивался, более того, охотно вспоминал подробности расстрела, последующих событий. Скончался он от язвы кишечника в 1938 г.
  • Идейным большевиком был также заместитель коменданта Григорий Никулин, уроженец Киевской губернии, из рабочей семьи, также рано начавший «карьеру» революционера. По некоторым данным, он лично расстреливал князя Василия Долгорукова, Илью Татищева. Убийство же царской семьи никак не отражено его мемуарами. Известно, что Никулин сделал впоследствии успешную административную карьеру: руководил трестом «Мосгаз», участвовал в подготовке Генерального плана реконструкции столицы. Скончался он в 1965 г.
  • Михаил Медведев родился на Урале семье крестьян. Впоследствии работал на заводах, где примкнул к революционной организации. К 1918 г. он уже член Коллегии ЧК Екатеринбурга. Впоследствии Медведев дослужился до звания полковника НКВД. Свое участие в расстреле Страстотерпцев он считал большой честью, хранил пистолет из которого убил царя, так что даже завещал его Н.С.Хрущеву (1964 г.).

Расстрел

Ночью с 16 на 17 июля 1918 г. узники легли поздно: Татьяна, по своему обыкновению, допоздна читала матери Библию. Через пару часов Николай, Александра, их дети, а также приближенные были подняты с постелей. Дело было представлено так, что получено распоряжение о перевозке всех на другое место. Для ожидания машин им было приказано спуститься в подвал.

Здесь Юровский, согласно сохранившимся воспоминаниям, «зачитал приговор». Однако, судя по тому, что рассказывал об этом сам цареубийца, это скорее была импровизированная «речь», где говорилось, что, так как друзья царской семьи могут попытаться освободить узников, принято решение об их расстреле.

Разумеется, никакого юридически обоснованного «приговора» не было и не могло быть. Воспоминания участников события разнятся, но все утверждают, что арестованные не ожидали «приговора». Так, Е.С.Боткин спросил: «Так мы никуда не едем?», а царь попросил повторить сказанное…

В ответ раздались выстрелы. Николай, державший на руках Алексея, заслонил собой сына, приняв на себя предназначенные ему пули, и, видимо, умер первым. А вот «живучести» неизлечимо больного наследника палачи потом очень удивлялись: чтобы добить его, потребовалось не меньше пяти пуль.

Вообще, несмотря на то, что в безоружных стреляли в упор, погибли Страстотерпцы не сразу: не раз пришлось выстрелить в девушек, долго мучились слуги. Палачи, оставившие воспоминания, наперебой приписывают «честь» убийства царя себе: например, Юровский пишет, что убил царя первым выстрелом, а Медведев хвастает, что лично выпустил в бывшего монарха пять пуль.

К кому перешло правление после расстрела императора

Ответ на этот вопрос прост: со 2 (15 н.ст.) марта 1917 г. Николай II не являлся правителем страны. К моменту его ареста государство возглавлялось Временным правительством, ко времени расстрела – Советом Народных Комиссаров во главе с В.И.Лениным. Именно эти люди принимали решения по всем государственным вопросам как до, так и после гибели Царственных Страстотерпцев.

Романовы после расстрела Страстотерпцев

Значительная часть рода Романовых погибла за годы революции. Спастись, уехав за границу, удалось лишь тем, кто на момент Февральской революции был не в столице, например, на юге страны, откуда за границу можно было выбраться по морю. После начала гражданской войны части Романовых удалось уехать именно таким образом.

После гибели всех мужчин родовой линии Александра III, по законам наследования, право на русский престол перешло линии следующего по старшинству сына Александра II, Владимира Александровича, который скончался в 1908 г. Его сыну, Кириллу Владимировичу, удалось уехать за границу, где в 1924 г., когда еще была надежда на реставрацию монархии бывшей империи, принял титул императора Кирилла I.

После его смерти главой дома Романовых в изгнании стал Владимир Кириллович. Он скончался в 1992 г., оставив главенство над царским домом великой княгине Марии Владимировне. Сейчас именно она считается главой рода Романовых. Кроме нее, к царскому дому принадлежит ее сын, Георгий. Другие многочисленные Романовы (от 50 до 70 человек), а также их потомки, вступили в «морганатические» (неравные) браки с теми, кто не принадлежал к царским либо королевским династиям, поэтому их дети, внуки потеряли право на престол.

Где находятся останки царской семьи

После гибели мучеников исполнители казни постарались максимально точно выполнить имевшееся распоряжение о полном уничтожении тел, дабы «не допустить создания из них святых мощей» верующим народом. О том, что реально произошло с честными останками, до настоящего времени нет единого мнения.

По версии Юровского, тела должны были уничтожить на руднике – сначала облить кислотой, затем сжечь; однако сделать это оказалось «технически» сложно, поэтому останки, наконец, бросили в шахту. Эти данные сходятся также с воспоминаниями других участников расстрела. Впоследствии оказалось, что место захоронения легко найти, так что тела решено было достать, после чего тайно закопать близ дороги к руднику, что затем было сделано.

По словам участников расстрела, большинство убиенных захоронили вместе, а тела царевича Алексея с княжной Марией зарыли отдельно, видимо, потому, что из-за появления посторонних, прохожих, расстрельной команде пришлось прекратить «работы», переместиться на другое место.

Поиски честных останков начались сразу после перехода Екатеринбурга под контроль частей армии А.В.Колчака. Следователю удалось определить место захоронения, установить, что тела по большей части были уничтожены, а также найти некоторые фрагменты тел, поврежденные кислотой, затем огнем. Они были впоследствии вывезены за границу.

Новый этап поисков наступил только с конца 1970-х, когда неформальная группа возглавляемая историком А.Н.Авдониным, кинодраматургом Г.Рябовым провела собственное «расследование» согласно воспоминаниям Юровского. Проведенная экспедиция обнаружила могилу 9 человек. Но только к 1991 г. Прокуратура Свердловской области санкционировала вскрытие этого захоронения. Впоследствии криминалистами были проведены:

  • восстановление предположительного облика убитых по их черепам;
  • генетическая экспертиза, проведенная сразу несколькими лабораториями.

Был сделан общий вывод, что обнаруженные тела принадлежат царской семье, а также ее приближенным. Могила царевича Алексея и великой княжны Марии найдена не была, ее (предположительно) обнаружили в 2007 г.

Параллельно была создана церковная комиссия, также изучавшая как сами останки, так документальные материалы. Сомнения священноначалия, а также множества мирян вызвали выводы, сделанные по, по сути, костям, крайне сильно поврежденным. Кроме того, с принадлежностью останков Романовым были согласны не все эксперты-генетики.

Дискуссия о подлинности найденных костей затягивалась, они, к тревоге Церкви, оставались без должного погребения. По этим соображениям Патриархия дала согласие на захоронение останков в императорской усыпальнице Петропавловского собора Петербурга. 17 июля 1998 г. прошла церемония, в которой принял участие тогдашний Президент страны, Б.Н.Ельцин. Однако за богослужением поминалась не царская семья с ее приближенными, а неизвестные по именам «рабы Божии». Параллельно панихида по царственным мученикам прошла в Троице-Сергиевой лавре. Ее совершил сам Патриарх Алексий II.

К настоящему времени вопрос подлинности «екатеринбургских останков» продолжает оставаться нерешенным. Однако, как сказал Патриарх Алексий, канонизация святого возможна также при отсутствии его мощей. При этом Церковь считает местом захоронения святых урочище Ганина Яма под Екатеринбургом, где были найдены останки, лишь сомневаясь, что найдены были именно мощи угодников Божиих.

За что была канонизирована царская семья, к какому лику святости они причислены, когда и как это произошло

Почитание Страстотерпцев началось уже в первые месяцы после расстрела. Уже 21 июля 1918 г. Патриарх Тихон так сказал о свергнутом царе:

«На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе».

С этого времени Святейший благословил совершение панихид по царской семье. Так начало формироваться народное почитание семьи как мучеников.

За границей

Особенно оно было распространено среди русских эмигрантов. Именно Русская Церковь Заграницей первой подняла вопрос о причислении царя вместе с его семьей, а также погибших приближенных, к лику святых. Однако, вопрос этот долгое время вызывал дискуссии:

  • митрополит Антоний (Храповиций) (1863-1936 гг.) при общем положительном отношении к личности Николая, по его словам, «кротчайшего и смиренного сердцем», сомневался в возможности канонизации, так как для этого необходимо освидетельствование мощей (что невозможно) или хотя бы подтвержденные данные о посмертных чудесах;
  • другие церковные деятели выдвигали предложения о канонизации только детей царя, или об исключении из числа святых царицы Александры (ввиду крайне неоднозначной ситуации с Г.Е.Распутиным).

Все эти споры были отголосками неоднозначного отношения иерархов, вообще верующих того времени к деятельности царя, его семье, итогам его правления.

Лишь с 1981 г. РПЦЗ канонизировала царскую семью, а также всех погибших с ней приближенных как мучеников. При этом, несмотря на то, что твердое стояние святых в вере было несомненно, нет никаких данных, что их убили именно за это, а также сведений, что их кто-либо принуждал отречься от Бога. Однако Архиерейский Собор РПЦЗ воспринимал царя как духовного главу целого сонма мучеников, исповедников, пострадавших от богоборческой власти.

В России

Вопрос о канонизации начал серьезно обсуждаться еще с 1992 г. Щепетильное отношение Церкви к подлинности «Екатеринбургских останков» связано было именно с готовящимся прославлением, когда необходима была абсолютная уверенность, что они не являются «лжемощами».

Вопрос прославления царя, его жены, детей, вызвал не меньшие споры, чем за рубежом. Многие указывали на историю с Распутиным, на ответственность Николая как руководителя страны, за целый ряд промахов, ошибок, обернувшихся человеческими жертвами.

Комиссия по канонизации святых провела 19 заседаний, посвященных именно канонизации царской семьи. Были всесторонне изучены документы эпохи: важные эпизоды правления царя, детали его жизни после отречения, наконец, подробности гибели.

Имея ввиду не только духовное значение, но также возможный политический резонанс прославления, Церковь заняла максимально объективную, взвешенную позицию, устраняясь от политических амбиций различных сил. Согласно одобренным Поместным Собором 2000 г. выводам Комиссии:

  • жизнь императора, его семьи делится на два периода: до отречения и после;
  • первый период, собственно правления страной, оснований для прославления царя Николая, его семьи, не дает;
  • второй – является временем страдальческого подвига смирения, терпения скорбей, поднимающих человека на высоту святости.

В постановлении 14 августа 2000 г. указывается: «За многими страданиями, перенесёнными Царской Семьёй за последние 17 месяцев жизни, которая закончилась расстрелом в подвале Екатеринбургского Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесённых Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в XX веке».

Таким образом, Собор практически повторил сказанное еще в 1918 г. свт. Тихоном, указывавшим именно на подвиг смирения, терпения гонений, безропотного принятия своей участи даже до смерти, как основное духовное делание государя, а также его семьи. Именно поэтому царь, царица, их дети канонизированы как страстотерпцы – что наиболее точно передает суть их подвига.

Что касается приближенных государя, причисленных Зарубежной Церковью к лику мучеников, то Комиссия, а затем Собор не нашли достаточных оснований для причисления их к лику святых ввиду:

  • принадлежности части из них к другим конфессиям (А. Трупп – католик, Е.А.Шнейдер – лютеранка);
  • необходимости дополнительного изучения их жизни.

К настоящему времени канонизирован только Евгений (Боткин), также как страстотерпец. Одновременно его, как святого мирянина, Церковь также именует «праведным».

Чудеса Страстотерпцев

Записи чудес начались уже в первые годы после их убиения. Впоследствии они стали серьезным основанием для принятия решения о канонизации. Одно из таких событий относится ко временам гражданской войны: однажды казачий отряд, уходя от «красных» попал в окружение среди болот. Бывший при воинах священник предложил со всем дерзновением помолиться убиенным Страстотерпцам – и вдруг чудесным образом отряд вышел из болот, дошел до расположения своей части.

Именно это чудо, описанное в книге «Письма царской семьи из заточения», в 1991 г. вспомнила раба Божия Евгения Михайлова. Вполне прозаическое, рядовое событие – сбор клюквы недалеко от Пушкино (бывшего Царского Села) едва не стоил жизни и здоровья ей и ее подруге Любови: они заплутали среди болот, потеряли тропу. Вспомнив о чуде, совершившемся над казаками, они, как тогда, взмолились к еще не прославленным святым. Евгения вспоминает:

«Я в отчаянии стала читать в небо молитву, которая сложилась в моем сердце: «Убиенный благоверный царь-мученик Николай, убиенная царица-мученица Александра, убиенные мученицы великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, убиенный мученик царевич Алексий и все убиенные с ними, ради нашего Иисуса Христа выведите нас из этого темного леса, из топкого болота! Царские мученики, спасите нас, рабу Божию Евгению и Любовь!» В абсолютной темноте и среди топи — мы ощупывали почву палкой и шли, куда — уже не знали совсем. Прокричала я два раза мою молитву — и что-то в темноте засветилось. Это был сук от дерева, без коры, и еще, и еще. Хватаясь за них, мы прошли по длинному дереву, под ногами не было воды. Вытянув руку вперед, как слепая, я шла и продолжала кричать в небо свою молитву, Любовь шла за мной. Молитв через пять мы вышли на широкую просеку…»

О явлении царя Николая рассказала Комиссии по канонизации старейшая прихожанка Московского храма иконы «Всех скорбящих радость» Иулиания Теленкова. Когда ее семья переживала тяжелейшие материальные проблемы, ей довелось увидеть Страстотерпца во сне. Утешив скорбящую, он вручил ей рубль и посоветовал: «Отслужи по мне панихиду, и все у тебя устроится». Помощь пришла немедленно по исполнении сказанного.

День памяти

Это 17 июля, день гибели Страстотерпцев. Кроме того, переходящим днем памяти является Собор Новомучеников и исповедников Российских. К настоящему времени это всего около 860 угодников Божиих, среди которых чтится царская семья, а также прав. Евгений.

Почитание

К настоящему времени его центром является Екатеринбург. Здесь:

  • на месте Ипатьевского дома, снесенного в советские годы, находится Храм-на-Крови; еще в августе 1990 г. здесь установили поклонный крест, начали служить панихиды; сюда не раз совершали паломничества представители Российского императорского дома; освящение храма прошло 16 июля 2003 г., накануне дня памяти царя; верхний храм посвящен Всем святым, в земле российской просиявшим, нижний этаж – по сути, мемориал, воссоздающий «расстрельную» комнату на месте, где были убиты Страстотерпцы;
  • на месте, где была найдена предположительная могила царской семьи, а это урочище Ганина Яма, находится монастырь Царственных Страстотерпцев; сейчас это 7 деревянных церквей – по числу убиенных; здесь также можно увидеть памятники свв. Николаю, Александре, их детям; духовный центр обители – шахта, куда были брошены тела святых, которую Патриарх Алексий IIназывал «живым антиминсом»;
  • с 17 июля 1992 г. существует традиция Царских крестных ходов; первоначально маршрут хода проходил от восстановленного соборного храма города до бывшего Ипатьевского дома; ныне путь пролегает от Храма-на-Крови до Ганиной ямы. Это 21 километр. Ежегодно во время крестных ходов этот путь проходят не менее 300000 человек.

Храмы

По словам Патриарха Алексия II, «народ наш, проходящий через испытания, наложенные Богом за грехи богоотступничества, цареубийства и гражданской смуты, и раскаивающийся в этих грехах, нуждается в видимом знаке покаяния». К настоящему времени по России действует 123 храма Царственных Страстотерпцев – кроме Екатеринбурга, они есть в Петербурге, Дивеево, Свердловской, Московской, Новосибирской областях, многих других регионах.

Иконы

Первые изображения святых возникли задолго до их церковного прославления: часто среди домашних икон у многих семей можно было видеть фото царя, или его семьи. Впоследствии получили распространение иконы детей Николая и Александры, изображенных без родителей (выражение распространенной точки зрения о канонизации только детей царской семьи).

Современная иконография царя Николая, Царственных Страстотерпцев возникла на основе стихийно появлявшихся ранних изображений, поэтому, как отмечают многие специалисты, не всегда соответствует канонам классической иконописи.

В Соборе Новомучеников и исповедников

Новомученики Российские

Одна из первых икон такого рода появилась в 1980-е гг. в РПЦЗ. Она создана архимандритом Киприаном (Пыжовым) в Джорданвилле (США). На ней изображено  более 200 угодников Божиих, включая – внизу образа, по его центру – царя Николая в парадном мундире, с царицей, окруженного детьми. Это изображение стало впоследствии образцом для иконописцев России, подобные иконы ныне можно видеть во многих храмах. Правда, чаще царя и его семью пишут облаченных одеждами, напоминающими традиционные русские царские одеяния.

Царская семья

Икона царской семьи

Это распространенный ныне образ, представляющий собственно семью, обычно – облаченную в традиционные русские одеяния. Страстотерпцы держат кресты. Часто такие иконы имеют надписания, в которых угодники Божии именуются мучениками – именно так они прославлены РПЦЗ.

С другими Романовыми и прав. Евгением

Нетипичную современную икону можно увидеть в Московском Троицком храме в Хохлах. Вместе с Царственными Страстотерпцами написаны Алапаевские мученики (великая княгиня Елизавета Феодоровна, инокиня Варвара, великие князья), а также прав. Евгений Боткин.

При этом казненные великие князья изображены с нимбами, как святые, хотя они прославлены только Русской Зарубежной Церковью, тогда как Поместный Собор Русской Православной Церкви прославил только прмч. Елисавету а также инокиню Варвару. Впрочем, учитывая совершившееся объединение Церквей, подобная икона представляется уместной.

Царь-Страстотерпец

Икона Николая II

Существует также множество вариантов изображений царя:

  • в русском царском одеянии со скипетром, державой в руках; здесь, вопреки тому, что св. Николай прославлен как страстотерпец, обозначается царственность святого, а не его подвиг; иногда по сторонам – небольшие клейма с изображениями свт. Николая Мирликийского, небесного покровителя государя, а также прп. Серафима Саровского, канонизированного во время его правления;
  • вариантом той же иконы является образ царя, облаченного горностаевой мантией, в мундире, императорской короне;
  • есть изображения царя с крестом на груди, похожем на иерейский, и другим крестом – в левой руке, что служит знаком мученичества;
  • иногда царь также пишется без короны, в мундире, держащим крест; эта икона полностью соответствует его пониманию как страстотерпца;
  • на некоторых образа царь держит икону, обычно прп. Серафима, что свидетельствует о связи святых;
  • наконец, существуют образы с надписанием «царь-искупитель», которые еще Патриархом Алексием II признаны не просто неканоническими, а явно еретическими, так как Искупителем является только Христос.

Таким образом, можно сказать, что иконография св. царя Николая еще только складывается.

Чудотворные образы

К настоящему времени существует по крайней мере несколько икон святого, прославленных чудесами мироточения и другими знамениями милости Божией. Среди них:

  • созданная в 1997 г. в Калифорнии иконописцем-эмигрантом Павлом Тихомировым по просьбе прихожанки Ии Дмитриевны Шмит; она видела образ во сне, и икона была написана согласно видению; на ней царь в Мономаховой шапке, со скипетром, державой;
  • литографированная копия Калифорнийского образа, хранитель которой – московский врач Олег Иванович Бельченко; икону он привез из Рязани, какое-то время она была у него дома; через время он и окружающие не начали ощущать по временам исходящее от образа благоухание; позже началось мироточение; икона путешествует по храмам, иноческим обителям страны;
  • еще один образ, так называемый «крестоходный», написан в Сербии в 2018 г.; создатель его, местный иконописец, не пожелал сохранить «для истории» своего имени; 24 февраля 2019 г. во время освящения иконы от нее начало истекать чудотворное миро; образ путешествовал по всей Сербии, люди отстаивали большие очереди, чтобы приложиться к великой святыне; в мае 2021 г. икона побывала в Александро-Невской лавре Петербурга.

Молитва

О святы́й страстоте́рпче, царю́ му́чениче Нико́лае! Госпо́дь тя избра́ пома́занника Своего́, во е́же ми́лостивно и пра́во суди́ти лю́дем твои́м и храни́телем Це́ркве Правосла́вныя бы́ти. Сего́ ра́ди со стра́хом Бо́жиим ца́рское служе́ние и о душа́х попече́ние соверша́л еси́. Госпо́дь же, испыту́я тя, я́ко И́ова Многострада́льнаго, попусти́ ти поноше́ния, ско́рби го́рькия, изме́ну, преда́тельство, бли́жних отчужде́ние и в душе́вных му́ках земна́го ца́рства оставле́ние. Вся сия́ ра́ди бла́га Росси́и, я́ко ве́рный сын ея́, претерпе́в и, я́ко и́стинный раб Христо́в, му́ченическую кончи́ну прие́м, Небе́снаго Ца́рства дости́гл еси́, иде́же наслажда́ешися Вы́шния сла́вы у Престо́ла всех Царя́, ку́пно со свято́ю супру́жницею твое́ю, цари́цею Алекса́ндрою, и ца́рственными ча́ды Алекси́ем, О́льгою, Татия́ною, Мари́ею и Анастаси́ею. Ны́не, име́я дерзнове́ние ве́лие у Христа́ Царя́, моли́, да прости́т Госпо́дь грех отступле́ния наро́да на́шего, и пода́ст грехо́в проще́ние, и на вся́кую доброде́тель наста́вит нас, да стяжи́м смире́ние, кро́тость и любо́вь и сподо́бимся Небе́сного Ца́рствия, иде́же ку́пно с тобо́ю и все́ми святы́ми новому́ченики и испове́дники Росси́йскими просла́вим Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Орден

Ордена, медали памяти императора появились сначала за рубежом, после его канонизации РПЦЗ, с 1980-х гг.

«Святой Николай II»

Учредители награды – потомки Романовых, а также дворянского рода Дмитриевых, основавшие фонд «Императорское общество России». Орден имеет форму так называемого «креста Тамплиеров», увенчанного короной. По центру – профиль Николая. У награды три степени. Среди кавалеров – скульптор Зураб Церетели, футболист Андрей Аршавин, политик Владимир Жириновский, другие известные общественные, политические деятели.

«Святой страстотерпец царь Николай»

Эта награда появилась с 2008 г. усилиями Русской Зарубежной Церкви. Это восьмиконечная звезда, поверх которой – крест. По центру – изображение царя в традиционных одеждах.

Награда вручается за распространение православных ценностей, развитие, укрепление Российского государства. Среди тех, кто может предлагать кандидатов, значатся монархические организации России. Награду получили актер Александр Михайлов, режиссер Никита Михалков, депутат Валентина Терешкова, некоторые другие.

Музеи

К настоящему времени они существуют:

  • под Петербургом в Царском Селе; это экспозиция, посвященная царской семье, место ее размещения – Александровский дворец, где семья жила накануне отречения, а затем – под домашним арестом; здесь бережно хранят личные вещи Романовых, документы эпохи;
  • в Тобольске; здесь восстановлен бывший губернаторский дом, где содержалась царская семья; удалось не только воссоздать интерьеры, но также представить на выставке подлинные вещи, например, шаль царицы Александры Федоровны, фото семьи, сделанные во время дороги до Тобольска;
  • в Екатеринбурге; в культурно-просветительском центре «Царский» можно увидеть документы, связанные с деятельностью царя, сохранившиеся вещи; многое передано потомками Романовых, живущими за границей.

Память о царе хранят также другие русские города, веси, куда он некогда приезжал, так или иначе связанные с его жизнью. Например, небольшой музей святого есть при Николо-Угрешском монастыре. А в Томске, который Николай посетил еще цесаревичем, близ города воссоздано здание, выстроенное на въезде в город. Ныне здесь находится экспозиция «Дорожный павильон цесаревича», где на экскурсии можно познакомиться с документами тех лет, а также узнать о пребывании святого здесь в июле 1891 г.

Он получил власть в трудное, духовно тяжелое время нарастающего богоборчества, потрясения устоев. Последний русский царь познал величие, блеск, искушение абсолютной власти – а потом страшное падение с ее вершины, разрушение всей прежней жизни. Лишь тогда оказалось: самый богатый человек страны был внутренне свободен от своего богатства, самодержец – не подвержен искушению властью. «Несть человек, иже жив будет и не согрешит» – но борьба с грехом возводит его к святости.

Поймет ли это страна, все еще спорящая об ошибках своего последнего царя, его личности, о том, «искупитель» он или «царь-изменник», возлагающая на одного человека ответственность за то, что более 100 лет назад наши предки потеряли себя? Винить другого все еще проще, чем оглянуться на себя. Поэтому столетней давности раны до сих пор болят…

Наталья Сазонова

Похожие статьи

Спасибо, что дочитали до конца!

Хотим привлечь ваше внимание к проблеме разрушенных храмов, пострадавших в безбожные годы. Более 4000 тысяч старинных церквей по всей России ждут восстановления, многие находятся в критическом положении, но их все еще можно спасти.

Один из таких храмов, находится в городе Калач, это церковь Успения Божией Матери XVIII века. Силами неравнодушных людей храм начали восстанавливать, но средств на все работы катастрофически не хватает, так как строительные и реставрационные работы очень дорогие. Поэтому мы приглашаем всех желающих поучаствовать в благом деле восстановления храма в честь Пресвятой Богородицы. Сделать это можно на сайте храма

Помочь храму

Рекомендуем статьи по теме

Добавить комментарий

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.

Следите за нами в социальных сетях

+