'

Вопросы священнику

Задайте интересующий вопрос прямо на сайте и получите ответ от священника

Полезные материалы

Как просить молитвенную помощи у святителя Николая Чудотворца

Молитва к святителю Николаю Угоднику, великому Чудотворцу

Значение иконы Богородицы "Нечаянная Радость"

История этого образа начинается в монастыре св. пророка Илии города Чернигова

Великий пастырь - Иоанн Кронштадтский

Биография праведного Иоанна Кронштадтского

Икона Николая Чудотворца: описание, значение, помощь

Святитель родился около 270 года в древней византийской провинции, в небольшом городе Патара ...

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Символ веры

Символ веры — это сжатое до небольшого текста исповедание основных христианских догматов. Как молитва он обязательно читается или поется на богослужении, обычно предваряя собой чтение канона к Евхаристии
.

Ещё в на заре христианства появилось множество символов, пытавшихся выразить глубочайший смысл вероучения. Многочисленность и разночтения этих «канонов веры» связаны с тем, что они применялись, в основном, при переходе из одной конфессии в другую, то есть при крещении (или катехизации) уже взрослого человека. У каждой поместной Церкви имелась своя формулировка, какого-то единообразия не существовало.

Краткий текст об основах веры, который крестившийся произносил в день принятия им Таинства, назывался символом или «каноном». Эта ситуация продолжалась до первых Вселенских Соборов.

Полезные материалы

 

Символ веры, предшественник нашего (Никео-Царьградского), призванный точно сформулировать основы вероучения, в противовес появляющимся во множестве догматам от еретиков, сложился в четвертом веке. В первую очередь он противопоставлялся ереси Ария, и, в том числе, произносился отпавшими от Церкви, по возвращении их кафолическому вероучению.

Второе его название — Никейский, связано с происхождением, изначально, это «крещальный» канон одной из поместных Церквей (возможно, Иерусалимской). Никейский символ был провозглашен на Вселенском Соборе 325 года. Предварительно, его богословски переработали, с целью наиболее точно выразить догмат об ипостасной природе Христа (в пику арианству, отрицающему божественность Сына).

В наше время на Божественной Литургии применяется Никео-Царьградский текст, внешне он похож на Никейский , возможно, в него были внесены некоторые поправки на втором Вселенском Соборе. Уже на четвертом (Халкидонском) Вселенском Соборе новый Символ веры был торжественно провозглашен, наряду с Никейским, как признанная Вселенской Церковью, формулировка христианской догматики.

В таком виде он и вошел в литургическую практику. К седьмому веку использование его стало повсеместным.
Первое слово Символа «Верую» – логически связано с каждым следующим исповеданием, которых всего двенадцать. Оно придает каждому догмату личностный характер, превращая его в своеобразный манифест веры. Вера здесь означает, некоторую степень очевидности существования Бога для молящегося.

Первый Никейский Вселенский Собор

1-й член. Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.

Господь христианского Откровения, отнюдь не безлик. Монотеизм Священного Писания, в отличии от других религий, исповедующих единобожие, признает живого личного Бога. Откровение Его начинается постепенно, как бы разворачиваясь в истории, начинаясь многочисленных символичных прообразующих Богоявлений пророкам Ветхого Завета, он раскрывается во всей своей полноте евангельским пришествием Сына Божьего. Единый всемогущий Господь явился к людям, чтобы привести их к спасению.

Первый член Символа, которым мы исповедуем веру «во Единого Бога», относится к Первому Лицу Пресвятой Троицы, к Отцу, – личностному началу нераздельного Божества, равно присущего всем Трем Лицам.

Вседержитель, означает «Господин всего» (всего существующего). Только Бог Священного Писания, открывший Свое имя пророку Моисею, сказавший ему — «Аз есмь Сущий», только Он – «Творец», Создатель бытия из небытия. Это не означает, что бытие предшествовала пустота . «Ничто», или небытие – не какое то отдельное начало, предваряющее собой совершенное Бытие Бога. Смысл становится ясен, исключительно по отношению к сотворению мира, начавшегося по воле одного только Господа, без каких либо предварительных условий.

В противоположность гностической мысли, мир это не самоумаление Божества, посредством нисходящих эманаций, а совершенно новый способ существования, вызванный к жизни Создателем, творчество которого не связано внутренней необходимость. Это совершенно свободный акт Его воли. Красота жизни, ее врожденная мудрость, призывают нас признать благость и ее Создателя.

Разделение сотворенного Господом бытия на «видимое и невидимое», традиционно понимается святоотеческой мыслью, как видимая материальная жизнь, и, как мир духовный, ангельский, душевный.

2-й член. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божьего, единородного, от Отца рожденного прежде всех веков; Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, через Которого всё произошло.

Половина Символа веры, шесть его членов, относится ко Второму Лицу Троицы — Иисусу Христу. Если исповедание Отечества Бога было всеобщим для иудейской религии, то личность Христа была новым, необъяснимым явлением.

Парадокс заключается в том, что утверждая Божество Сына, Евангелие, тем не менее не отрицает монотеизма, а, наоборот, проповедует Единобожие, как единственно возможный вариант религиозной жизни. Споры по этому поводу и были остановлены соборными решениями Вселенских Соборов.

Второй член Символа веры говорит об онтологической, предвечной связи Бога-Сына и Бога-Отца; Но, в первую очередь, это исповедание Сына Божьего «единородного».

Веруя в Него, «мы получаем его сыновство по благодати, Христос же – Сын Бога по природе» (Вл. Лосский).

Исповедуя Сына «от Отца рожденного прежде всех век», мы не просто имеем ввиду некий момент начала бытия, но утверждаем, что оно происходит предвечно и не связано с понятием тварности. В Евангелии читаем: «прежде нежели был Авраам, Я есмь». Утверждение предвечного рождения Сына Божьего, одновременно, и противопоставление словам Ария: «было время, когда Его не было».

Сын – «Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного» (1 Ин, 5. 20), – подчеркивается совершенная тождественность Трех Лиц Пресвятой Троицы , апостол Павел пишет: «Христос есть «образ Бога».
Формула «рожденный, несотворенный»», так же родилась из спора с еретиками.

Предвечное рождение Сына от Отца так же, как и исхождение Святого Духа, есть акт Божественной жизни Троицы, не имеющий ничего общего с сотворением –

«нет в Троице чего-либо сотворенного или служебного; нет чего-либо привнесённого, как бы прежде не бывшего, а впоследствии произошедшего» (Св. Григорий Неокесарийский).

Чтобы нивелировать всякое возможное непонимание и неопределенность, отцы Вселенских Соборов раз и навсегда устанавливают формулу о том, что Сын «единосущен» Отцу. Единосущность Лиц Троицы (Ипостасей) – один из основополагающих догматов православия.

«Им же вся быша» – мир видимый и невидимый, есть творение трех Божественных Ипостасей. Каждое из Лиц остановится причиной бытия особенным, свойственным именно Ему образом.

«Бог Отец – Причина первичная, Святой Дух – Причина совершенствующая, Слово (Логос) – Причина действующая.»

3-й член. Ради людей и нашего ради спасения сшедшего с небес, и воплотившегося от Духа Святого м Марии Девы, и вочеловечившийся.

Повествует о Воплощении Сына Божия. Евангелие провозглашает, что долгожданный Мессия здесь. Слово Божие, воплотившееся в человека, Иисус Христос, – совершенное исполнение ветхозаветных обетований. Пророки возвестили, что с приходом Мессии наступит новая эра – «Слово стало плотью, и обитало с нами». В земной истории произошло событие, в корне её преобразовавшее, потому что с вочеловечением Господа, совершенно изменились отношения между Богом и людьми.

Христианство учит, что время, как и материя, имеет начало и конец, понятие его линейно. Прерывается оно с момента рождения Господа. Ранние христиане предавали Воплощению эсхатологическое значения конца света. Святой Ириней Лионский, учитель Церкви, именует эру прихода Бога в мир «novissima tempora» – самой новой, то есть предпоследней, перед Апокалипсисом.

«Сшедшего с небес», – подчеркивается не материальное небо, а безграничное снисхождение Господа в Воплощении.

Церковью исповедуется, что Господь «воплотился от Духа Святого и Марии Девы», что соответствует евангельскому учению. Упоминание о Богородице, подчеркивает полноту человеческой природы во Христе, Мессии из рода Давидова. Воплощение совершилось по предвечному совету Пресвятой Троицы, но и по согласию Пресвятой Девы. В Её доверчивом послушании Церковь видит ответ на нарушение заповеди Божьей праматерью Евой. Через вочеловечение Сын Божий становится подобным нам по нашей природе, во всем, кроме греха.

4-й член. Распятого же за нас при Понтийском Пилате, и страдавшего, и погребенного.

Воплощение, Крестная смерть, Воскресение – последовательно идущие друг за другом этапы нашего спасения.

4-ый член Символа веры отмечает подлинность событий, произошедших «при Понтийском Пилате». Спасительное дело Господа Иисуса Христа свершилось в конкретный исторический промежуток времени и отмечено в зарождающейся тогда историографии.

Выражение «за нас», означает, что искупительная смерть Сына Божьего – бесконечный источник прощения для каждого. Господь призывает: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Его Смерть на Кресте должна пониматься только в контексте будущего Воскресения. После казни, Господь был похоронен в пещере, и Его Тело оставалось во гробе до третьего дня:

«Во гробе плотски, во аде же душею яко Бог, в рай же с разбойником, и на Престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй Неописанный» (тропарь пасхального богослужения).

Сошедший во ад Сын Божий, сокрушил своею «смертью смерть», пришедшую в мир через грехопадение первого человека, Адама. Христос стал первым из рода новых людей, которые могут обрести спасение, благодаря своей связи с Богом.

5-й член. И воскресшего в третий день по Писанием.

Исповедуется Вера в Воскресениее Господа – сердце христианства и главный христологический догмат. Апостол Павел пишет: «

«А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (Послание к Коринфянам), «Апостолы – свидетели Христа воскресшего» (Деяния).

Воскресение, как победа над смертью и грехом, было чудесным неоспоримым свидетельством мессианства Иисуса Христа, Его Божественной природы.

Слова «в третий день по Писанию » содержат в себе глубокий смысл, это парафраз на ветхозветные пророчества о мессии (термин «Писание» здесь значит Ветхий Завет). Они апеллируют к книге пророка Ионы. Господь говорит о «знамении Ионы» пробывшим три дня в китовом чреве, как о прообразовательном символе своей смерти (погребения и Воскресения).

6-й член. И восшедшего на небеса, и седящего одесную Отца.

Последний член символа веры, который говорит нам о пребывания Христа во плоти на земле, завершившимся Вознесением. Оно тесно связано с последующей эпохой Церкви и Вторым Пришествием Господа «во славе».

Св. апостол Лука заканчивает свое Евангелие рассказом о Вознесении и начинает следующую книгу Деяний с развернутого повествования об этом событии. Новый Завет словами Спасителя провозглашает, что Его Вознесение, не значит ухода из мира:

«Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже отлучайся, но пребывая неотступен, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами, и никтоже на вы» (тропарь пасхального богослужения),
на них основана всеобъемлющая спокойная уверенность Ц-и в Его пребывании с нами.

Кенозис (или самоумаление) Сына Божия, начинается с Воплощения и заканчивается Вознесением. Вочеловечение Бога ничем не изменило внутрибожественных ипостасных отношений, поскольку Бог Троица «непреложен и неизменен», а Сын сущностно связан с Отцом и Святым Духом, независимо от любых обстоятельств.

Вознесение, – отнюдь не «развоплощение» божественного Логоса, потому что в истории делания о спасении человека нет обратного хода. Учение Нового Завета о Церкви, как о Теле Христовом, может быть постигнуто только в свете того, что рожденный здесь и сейчас Сын Божий «вознесся и воссел одесную Отца».

Христос преподносит Церкви Божественную жизнь, по принципу единого Тела Христова или согласия между Главой и всеми членами Церкви. Только в связи с этим учением, становится понятным прикровенные слова Спасителя, –

«Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь».

7-й член. И снова грядущего со славою судить живых и мертвых, Его же Царству не будет конца.

Христианство понимает время линейно: от его начала – сотворения мира, с центральным событием – Воплощением, и, до конца – Второго Пришествия Господа и Страшного суда. Эсхатологические надежды лежат в основе всего православного догматического богословия, апостол Павел пишет:

«Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он приидет».

Слова «Его же Царствию не будет конца» были добавлены в текст Символа веры в качестве опровержения еретических умозаключений Маркелла, который считал, будто Царство Христово закончится вместе с существованием мира, а Троица – некий временный модус бытия Бога.

Если первое Пришествия Господа, связано с понятием кенозиса, то Второе (во Славе), станет для всего мира очевидным явлением силы Божией. В конце мира больше не станет возможности что-либо изменить, бытие обретёт свои истинные непреложные формы, как пребывающее вне времени. Господь наш возвещает: «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную». Последний, Страшный Суд явит полную победу Иисуса Христа над силами зла.

8-й член. И в Духа Святого, Господа, Животворящего, Иже от Отца исходящего, Иже со Отцом и Сыном спокланяема и сславима, говорившего в пророках.

Здесь Церковь исповедует свою веру в Третье Лицо Пресвятой Троицы. Христианское вероучение о Святом Духе как об отдельной Ипостаси основывается на словах Спасителя:

«Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Ев. От Матфея).

По тринитарному догмату, источник Божества – Бог-Отец, дающий свою сущность Богу-Сыну через рождение, а Богу Святому Духу через исхождение. Поэтому, согласно с учением Самого Спасителя, Символ веры постулирует, что Святой Дух исходит от Отца.

Разный модус бытия Лиц предполагает и некое их различие; так, Церковь учит, что Святой Дух – причина и источник любого освящения. Обещание Спасителя о пришествии Святого Духа, высказанное Им перед Страстями, исполняется в день Пятидесятницы. Бытование Церкви, – не что иное, как это событие, вечно исполняющееся в Таинствах. Присутствие Святого Духа отличает Церковь от любого другого сообщества. Апостол Павел именует Третью ипостась Пресвятой Троицы «Духом усыновления».

9-й член. Во единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

Православие понимает единство Церкви, как некую ее постоянную во времени: Церковь наших дней, по сути своей та же, что и апостольское собрание первых христиан. Материальное единение Церквей заключается в сохранение чистоты вероучения и преемственности благодати Святого Духа, ниспосланной через апостолов; Церковь не существуют разобщенно, а находятся в едином литургическом пространстве, её Глава и Основатель – Господь Иисус Христос.

Святость Церкви обосновывается целью Её создания, она служит только Господу. У св. Климента Александрийского можно найти полные богословской глубины строки:

«Если мы называем святым или Самого Бога, или воздвигнутое в Его прославление здание, как же не называть преимущественно священной Церковь, ставшую святой в познании Славы Божией? Не есть ли она совершенно достойное Бога святилище, подготовленное не трудами делателей и не руками художников, но воздвигнутое во храм по воле Божией?» (Строматы VII, V – 23)».

Благодать, данная Церкви Богом, сообщается посредством Таинств и молитвы каждому ее члену.
Соборность (кафоличность), означает здесь всеобщность. Согласно христианского вероучения, каждый человек «эллин и иудей» могут «процвести», так полнота Церкви преодолевает человеческую разобщенность, в Боге все люди становятся равными.

Апостольство Церкви происходит от её основания и от тщательного сохранения в ней предания от первых учеников Христа. В полном смысле, это качество относится именно к православной Церкви, как к единственной, сохранившей христианского вероучение в неизменном, преподанном от Господа и апостолов виде.

10-й член. Исповедую одно крещение во оставление грехов.

Напоминается о том, что исповедание веры начинается с принятия этого Таинства, а так же о том, что в древней Церкви оно принималось, обычно, взрослыми. Постепенно сложилась традиция крестить детей со младенчества, как бы по слову Спасителя «Пустите детей приходить ко мне» (от Луки 18.16).

Сообщаемая Таинством Крещения благодать, предполагает и «оставление грехов» – человек должен порвать со всем, не принадлежащем Царству Божьему. Господь таинственно созидает крещаемого новым Адамом, членом Церкви Христовой.

Апостол Павел:

«Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни… Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает; смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха, а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6, 3–4; 8–11)

Посредством крещения человек получает оправдание перед Богом , но не благодаря своим личным заслугам а только примирению и спасению, которое принес Спаситель. Проклятие первородного греха было разрушено жертвой Воплотившегося Слова.

Члены 11-й и 12-й. Ожидаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь.

Напрямую связан с эсхатологическими ожидания христианства, Вторым пришествием Господа, описанном в Апокалипсисе св. Евангелиста Иоанна Богослова. Воскресение из мертвых – не просто благочестивые верования, это достоверная реальность, пронизывающая собой всю христианскую веру.

Никео-Царьградский Символ веры говорит о «воскресении мертвых», древнейшее римское Credo, делая акцент на буквальном, отнюдь не символическом смысле этого события, именует его, в том числе, «воскресением плоти».

Святоотеческая традиция рекомендует понимать плоть не просто в значении материального тела, но в смысле всей личности, то есть всего человека в его сути, так как,

«одна только плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия» (I Кор. 15, 50).

Воскресение к вечной жизни предполагает преображение как переход от тленного, к нетленному, – «сеется тело душевное, восстает тело духовное». Человек, воскресший плотью и умерший, погребенный – один и тот же субъект, но в новом, духовном модусе существования. Тело духовное, каким его изображают в иконе – одухотворенное благодатью новой жизнь в Боге: «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут».

Особенно важно участие в Таинстве Евхаристии, преображающем человека при его земной жизни. Именно в в обожении человека, уподоблении его Богу и заключается призвание и смысл его земного бытия.

По материалам «Толкования на Символ веры» проф. Вл. Лосского

автор: Ксения Филина

Похожие статьи

Рекомендуем статьи по теме

Добавить комментарий

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.

Следите за нами в социальных сетях

+