Вопросы священнику

Задайте интересующий вопрос прямо на сайте и получите ответ от священника

Полезные материалы

Житие святителя Луки (Войно-Ясенецкого) как руководство к святости

Удивительный человек, с удивительной судьбой. На первый взгляд ...

Как правильно читать акафист свт. Николаю Чудотворцу

Текст акафиста свт. Николаю на русском языке с ударениями

Молитва Николаю Чудотворцу

Молитва к святителю Николаю Угоднику, великому Чудотворцу

История святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

Житие святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

   Безусловно, что в наше время любовь – это очень многозначное понятие. Так ею знаменуются совершенные отношения между Богом и человеком. Но в то же время этим же именем называются самые низменные и гнусные сексуальные страсти; все эти отвратительные «филии», например, «педофилию».

   В некотором смысле такая неестественная смесь понятий – это следствие, казалось бы, «ограниченности» русского языка, в рамках коего любовью и могут называться самые разнородные, иногда абсолютно противоречивые понятия. А, например, в греческом языке эти понятия довольно строго разделены. Так, низкая, сексуальная любовь там называется «эрос» (отсюда слово «эротическая»), а высокая, божественная любовь именуется «агапи» (отсюда наименование древних христианских вечерь любви агапами).

   Так что, казалось бы, русский язык в понятийном смысле проигрывает греческому. Но даже если это и так, то первый в сем вопросе явно выигрывает у второго богословски, философски и онтологически, определяя все виды любви одним словом – любовь. Для того, чтобы это понять, обратимся к тому, что называется

Святоотеческое учение о любви в христианстве

 Согласно сему учению, душа человека имеет три основные силы или действия: раздражительную, называемую еще волей; умную или ум; и вожделевательную, которую еще называют чувством. Вот эта-та последняя, сила и порождает любовь.

   При сем святые отцы замечают, что сама по себе эта сила или порождаемая ею любовь не является высокой или низкой. Она может различаться по своей силе, ибо как есть люди более и менее умные, с сильной волей и слабовольные, так есть и такие, которые могут любить сильнее или слабее.

   А вот высокой или низкой эту силу делает не она сама, а те предметы, на которые она направляется. Чем выше этот предмет, тем выше и любовь; а чем он ниже, тем ниже и та любовь, коя на него направлена. Поэтому, во всяком случае, богословски русский язык оказывается более правильным, называя одним и тем же словом «любовь» крайне разнородные понятия. Да, действительно, это одна и та же любовь (вожделевательная сила души), направленная на различные, иногда совершенно разнородны понятия.

   Поскольку же выше всего Бог, Он – Всевышний, то и любовь Божия выше всякой другой любви.

 

Любовь Бога

Любовь Бога

   Любовь Божия к нам по своей силе и действию неизмеримо превосходит все другие виды любви:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3: 16).

Бог Отец отдал Сына Своего на крестную смерть, чтобы таким образом спасти всех верующих в Него. И как выше Бога нет никого и ничего, так нет и ничего выше того подвига любви, который совершил Сын Божий Своей крестной смертью!

   Как говорит апостол Павел:

«Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом,- благодатью вы спасены,- и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе, дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе» (Еф.2: 4-7).

Какой бывает любовь человека

      Поэтому и мы призваны любить Бога. Эта самая вожделевательная сила души для того нам и дана, чтобы в ней любовью соединяться с Богом. И это называется любовью Божией, самой высокой, кою может явить православный христианин.

   А на что тратим мы эту данную нам силу любви? На страсти, иногда очень низменные. Ведь все три основные страсти: сластолюбие; сребролюбие; славолюбие, — своим вторым корнем имеют это самое «любие», т.е. нашу любовь. Которая украдена у Бога и отдана низким, а иногда очень низким и омерзительным страстям!

  Сравним это с тем, как являли любовь Божию истинные христиане: мученики в гонениях, страданиях за Христа, запечатлевая эту любовь своей мученической смертью! А преподобные отцы ради Христа, ради любви к Нему терпели многие скорби в пустынях, вертепах земных; терпели многие годы и даже десятилетия!

Заповеди о любви

   Ведь высшей заповедью закона Божия является такая:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22: 37-40).

   Впрочем, из второй этой заповеди следует, что наряду с любовью Божией, есть и другие, достаточно высокие и достойные способы применить нашу вожделевательную силу души.

К ближним, к родине, к жизни…

   Вторая заповеди Божия («возлюби ближнего твоего, как самого себя») как раз и устанавливает связь любви Божией с любовью к ближнему или людям. При этом, с одной стороны, здесь учитывается естественная любовь, поэтому и сказано «возлюби ближнего». А самые ближние человеку – это его семья, дети, Родина: им-то, движимый любовью в первую очередь и должен послужить человек. Но с другой стороны, любовь Божия особым образом преломляет сию естественную любовь, подобно тому, как драгоценный камень преломляет естественный солнечный свет.

   Так, конечно же, настоящей матери естественно любить своих детей, всячески оберегая их от самых разных опасностей, особенно угрожающих жизни ребенка. Но сколько было таких матерей мучеников, которые сами отдавали своих детей, иногда совсем еще малолетних, на мучения и смерть за Христа?!

   И при этом хотя по своей материнской природе скорбели, видя страдания и смерть своих деток, но духом радовались, что стали матерями мучеников, повторяя слова пророка: «Се, аз и дети, яже ми даде Бог» (Ис.8: 18).  Да и сами они становились мученицами, даже не получая раны от гонителей, но лишь ради своей естественной материнской скорби. Вспомним хотя бы мучениц Веру, Надежду, Любовь и их премудрую мать Софию!

   А христианский патриотизм, христианская любовь к Родине – скольких православных русских людей она заставила и заставляет, презрев естественные любовь к жизни и страх смерти, полагать душу свою за Родину, за своих близких, за други своя! Ибо, как заповедал Господь:

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15: 13).

Между мужчиной и женщиной

   Особо и отдельно надо сказать о естественной любви между мужчиной и женщиной. Ибо это достаточно высокое чувство неимоверно загажено нынешней чудовищно развращенной, с позволения сказать, «культурой». Которая сводит всю эту любовь к одним половым отношениям, называя такое крайне ограниченное, весьма «обрезанное» понятие любви, —  сексом. Который в невероятной степени заполонил всю эту их культуру, попутно ее уничтожая.

   Рассмотрим, к примеру, как это произошло в западноевропейской культуре, в частности, их драматургии и, соответственно, кинематографе. В начале это высокое чувство там представлялось любовью Божией, воспеваемой в различных духовных мистериях. Затем она опускается до идеальной (еще не плотской) любви рыцаря в прекрасной даме его сердца. Как это довольно комически изобразил Сервантес в отношениях Дон Кихота и Дульсинеи Тобосской.

   Проходит время и уже у Шекспира его всемирный эталон влюбленных — Ромео и Джульетта отнюдь не чуждаются плотских отношений. Но при этом надо заметить, что не вступают в них до брака. И лишь став законными супругами, которых венчал католический священник, они оказываются в постели.

   Девятнадцатый век дал новый импульс этому делу, связанный с французской амурной романистикой. В которой жена и законный брак, как правило, не интересны. Интересны отношения на стороне; любовники и любовницы; супружеский измены и изменщики. Все это отражается и в драматургии.

   Двадцатый век – появляется кинематограф и развивается кинематография. В которой довольно долгое время обнаженная натура была экзотикой. Еще до 60-х годов прошлого века, когда режиссер хотел показать любовь между мужчиной и женщиной, он гасил свет, сначала доведя своих героев (обычно, в белье) до постели, а утроим они просыпались там по горло закрытые одеялом.

   Но где-то с 70-х годов прошлого века ситуация кардинально изменилась. Кино, симулирующее любовь, стало эротическим, постоянно изображая не только обнаженную натуру, но и имитации половых актов. В советский кинопрокат эти фильмы попали лет на десять позже, уже в 80-е, во время «перестройки», первоначально вызвав при этом колоссальный ажиотаж у неискушенного в таких западных эротических экивоках советского зрителя.

   Помню в середине восьмидесятых во всех крупных, средних и мелких кинотеатрах СССР шел японский фильм «Легенда о Нараяме», изобилующий подобными эротическими сценами. Советские кинокритики что-то там болтали о «глубоком духовном смысле» этого фильма, об «особых заслугах его талантливого режиссера» Сёхэя Имамуры… Но народ валом валил на это кино лишь ради этих самых, невиданных для него доселе эротических сцен.

   И похоже с тех пор все наши недалекие пост советские сценаристы и режиссеры, играющие любовь, так и застряли в этой середине восьмидесятых. Все еще мня, что пост советский зритель точно так, как в то время, продолжает ценить эротику. Поэтому только и думают, какую очередную актрису раздеть или в какой новой позе изобразить секс своих героев-любовников.

   Не говоря уже о том, что русским людям это все уже давным-давно надоело, на Западе, в отличие от наших недалеких, также уже давно поняли, в какую, условно говоря, «какашку» они влезли вместе со своей эротикой. Дело в том, что наряду с ней там, да и у нас активно развивается порнография. И зачем развращенному зрителю смотреть, как эротические актеры ерзают друг на друге, изображая блудную страсть, когда он может подробно и во всех ракурсах увидеть реальные половые акты, не говоря уже о таких же реальных изображениях всяких и всяческих извращений, коими изобилует порно?!

   Которое, таким образом, убивает эротику. Последней западная цивилизация опустила свою любовь ниже плинтуса, чем и убила ее, фактически заменив порнографией, которая, однако, как известно, искусством не является. Все последние «шедевры» западного эротического кинематографа и являются попытками решить эту проблему, попытками эротики превзойти порнографию, попытками принципиально неудачными.

   Можно догадаться, к чему в конце концов придут западные «творцы», но, думаю, это будет не выходом из тупика, а еще гораздо большим тупиком. Поскольку решение сей проблемы невозможно в рамках прокрустово-эротическо-порнографического, во всех смыслах, ложа западноевропейской цивилизации.

   Оно возможно лишь после возвращения к ценностям православно-христианской культуры Руси – Третьего Рима. Одной из этих ценностей и является установление гармоничных отношений между мужчиной и женщиной, настоящей любви между ними.

   И тут невозможно пройти мимо библейской Книги Песни песней Соломона. Многим казалось и кажется, что это Песня – образец восточной эротической поэзии. Но Церковь соборно (на Пятом Вселенском соборе) осудила такое мнение в лице еретика Феодора Мопсуэтского. Указав, что в этой библейской Книге изображена любовь Христа и Его Церкви; но изображена под образом любви мужчины и женщины.

   Поэтому очевидно, что если последняя любовь была взята в качестве такого возвышенного образа, то она очень многого стоит! И сводить ее только к половым отношениям, т.е. к сексу, как это стремится сделать современная «культура», абсолютно неосновательно.

   Человек, и мужчина, и женщина, – это не только тело, пригодное для сексуальных утех, но душа и дух, которые не только порождают настоящую любовь, но и нуждаются в ней. Человек нуждается в том, чтобы в первую очередь любили его духовные и душевные задатки, а красивое тело — это лишь, так сказать, дополнительный бонус в этих духовных отношениях, порождающих любовь и купающихся в ней.

 Настоящая любовь и ее примеры

      Но наиболее полно такое возможно лишь во Христе, возможно лишь в христианстве. Приведу на этот счет пример из житий святых, который мне особенно нравится. Речь идет о мучениках Галактионе и Епистимии (память 5/18 ноября).

Любовь между мужчиной и женщиной

Святые мученики Галактион и Епистимия

   Галактион сын христианских родителей и сам христианин был обручен с очень красивой девицей Епистимией, коя, однако, была язычница. Поэтому, гнушаясь языческой нечистоты, он, встречаясь с невестой, не приветствовал ее обычным для того времени целованием, чем весьма смущал свою невесту. Она, как это свойственно юным девушкам, полюбили прекрасного юношу – своего жениха, но, казалось, не находила у него взаимности, что и вызывало ее смущение.

   Когда же вопрос об этом был задан самому Галактиону, то он, как повествует их житие: «пошел к девице и сказал ей наедине: «Епистима! Знаешь ли, почему я не приветствую тебя целованием?

   Она отвечала: Не знаю, господин мой, и весьма скорблю об этом.

   Галактион сказал: Так как ты не христианка и осквернена нечистою языческою верою, то я не хочу прикасаться к твоей нечистоте, чтобы не оскорбить Духа Божия; но если хочешь приобрести мою любовь, отрекись от идолов, уверуй в Бога, в Которого верую я и приими святое крещение: тогда я дам тебе целование, буду любить тебя, как самого себя, назову тебя своею супругою и мы до конца проживем в любви и неразлучно.

Епистима отвечала: Я сделаю всё, что ты велишь, господин мой: я верую в твоего Бога и желаю креститься.

Он сказал: Хорошо, мудрая девица, теперь я воистину начинаю любить тебя».

     И это было началом их любви, в коей любовь между мужчиной и женщиной, любовь супружеская поразительным образом сплетается с любовью Божией, любовью Христовой. Поскольку же в то время гонения трудно было найти священника, Галактион сам крестил свою невесту, после чего она сподобилась видения ангельских сил. И между супругами происходит такой диалог:   

 «О если бы и нам Бог дал ликовать вместе с ними (ангелами), – сказала Епистима.

– Если сохраним девство наше, – сказал Галактион, – и, подобно им, отречемся от мира, то и нас всеблагой Бог удостоит такой же награды.

– Если ты согласен, – отвечала Епистима, – я готова хранить девство свое, но я не желаю разлучиться с тобою, так как если разлучимся, то как будем мы в состоянии делить друг с другом нашу радость.

– Дай мне сейчас же слово, – сказал Галактион, – что ты сохранишь девство свое и вместе со мною примешь иноческий образ, и я не разлучусь с тобою ни в сем веке, ни в будущем.

Епистима дала требуемое им обещание, говоря: Как непреложно верую я в Господа нашего Иисуса Христа, так и обещаюсь тебе исполнить желание твое, и последую за тобою, куда бы ты ни пошел».

   И это было утверждением их любви, которая простирается в вечность, ибо запечатлена она их мученической кончиной. На мучения был первым взят Галактион, но и Епистима, находясь в безопасности от гонения, не могла оставить своего возлюбленного. И хотя ее наставница диакониса предостерегала ее от того, чтобы отдать себя в руки мучителей, но Епистимия отвечала:  «Умоляю тебя, госпожа моя, отпусти меня, чтобы я могла пойти вслед за господином моим Галактионом: ибо я слышала, что его взяли воины и повели к начальнику области на мучение и не могу быть вдали от него; сердце мое болит по нем и хочу вместе с ним умереть за Христа Господа нашего.

Диаконисса отвечала:

– Нет, дитя мое Епистима, не ходи за ним и не предавайся в руки язычников, чтобы не попасть тебе во вражьи сети: ты молода, и я боюсь за тебя, как бы из страха мучений ты не отреклась от Христа и не погубила через то своего девственнического подвига; тогда ни к чему не послужат и все твои иноческие подвиги, и ты лишишься надежды на спасение.

Я не могу жить без Галактиона, – сказала на это Епистима, – чрез него я узнала Христа, моего истинного и человеколюбивого Бога, его руками я омыта в воде крещения от языческой нечистоты, он направил меня на путь спасения и привёл в сей иноческий образ и в вашу святую обитель, его молитвы помогали мне во всех моих нуждах, он мой обрученник, и брат, и учитель, и отец по Боге, и хранитель моего девства, и я не могу разлучиться с ним ни в этом веке, ни в будущем, но пойду и умру вместе с ним. Если он положит душу свою за Истинного Бога, положу свою и я; пусть кровь его прольется вместе с моею за Создателя всех, – вместе с ним пойду я и предстану пред престолом Царя славы, Которого я видела во сне и Который нас вместе и увенчал… Пусти меня, госпожа, пусти и молись за меня!

Диаконисса, видя её слезы и пламенную любовь к Богу и своему обрученнику, сказала:

– Будь благословенна Господом, дочь моя, и да будет благословен весь путь твой! Да совершишь ты свой страдальческий подвиг, подобно блаженной Фекле. И так иди в этот блаженный путь, и рука Господня укрепляющая да будет с тобою!

После сего блаженная Епистима, облобызавши святую диакониссу, свою духовную мать и всех сестёр, поспешно отправилась вслед за своим любимым братом.

Догнавши воинов и увидев святого Галактиона, которого вели связанным, она воскликнула:

– Возлюбленный мой господин и брат! Учитель мой, наставивший меня ко спасению, чрез которого я познала Христа, Истинного Бога, подожди меня, не оставляй одинокою убогую сестру и рабу твою! Возьми меня с собою на мучение, меня, которую ты извел из идольского заблуждения и всей мирской суеты, веди меня, введенную тобою в подвиг иноческий, к венцу мученическому! Вспомни, как ты обещался мне не оставлять меня ни в этом веке, ни в будущем!

Сопровождавшее Галактиона воины бросились к Епистиме и схватили ее. Галактион, увидев Епистиму, до такой степени обрадовался её твёрдому решению пострадать за Христа, что от радости прослезился. Он от всего сердца возблагодарил Бога, давшего сестре его такую твердость и такую пламенную любовь к Богу и тайно молился за нее, чтобы Господь до конца подкрепил ее в подвиге страдания, и чтобы она не устрашилась жестоких мук».

  Кои они оба мужественно претерпели и запечатлели свою любовь мученической кончиной и мученическими венцами! Вот она настоящая любовь между мужчиной и женщиной: любовь, которая сильнее смерти; любовь, коя простирается в вечность; любовь, которая возможна лишь во Христе, в истинном христианстве! И куда там всем этим западным «творцам» и их адептам с их жалким сексом до этой возвышеннейшей любви!

   Подобные примеры мы находим и в других житиях. Так было и со святыми мучениками Кикилией, Валерианом, Тивуртием и Максимом (память 22 ноября/декабря). Но здесь уже богомудрия девица Кикилия обращает ко Христу своего жениха и обручника Валериана. И также они вместе становятся мучениками, своим мученическим подвигом обращая в христианство множество язычников!

   А мать святителя Иоанна Златоуста, очень рано овдовев (ей было не более двадцати лет) из-за любви к покойному мужу и единственному сыну от него – Иоанну, в коем она видела отражение своего любимого супруга, не захотела вторично выйти замуж. И это несмотря на то, что ее красивую, знатную и богатую женщину многие достойные мужчины хотели бы взять себе в жены.

   Когда знаменитому учителю риторики юного Иоанна Ливанию рассказали о матери этого его ученика, то этот закоренелый язычник с восторгом и завистью воскликнул: «Какие женщины у христиан»!

   Про Анвусу и ее единственного, но великого сына, одного из величайших с святителей Церкви, некто также сказал: «Львица рожает одного детеныша – но он лев»!

   А в житии благочестивых супругов Ксенофонта и Марии (память 26 января/8 февраля) рассказывается, как они, пройдя чрез многие скорби, потеряв своих любимых сыновей, снова обрели их, но уже в иноческом чине. Притом существует предание, что один из их сыновей-иноков и есть тот самые великий в отцах преподобный Иоанн Лествичник!

   В наше же смутное время примером такой супружеской любви во Христе является подвиг Царственных мучеников Императора Николая II и Императрицы Александры, а также их детей. И здесь любовь ко Христу, христианская любовь к ближнему – России и русскому народу, сплетается с супружеской любовью двух любящих друг друга до самой мученической смерти супругов, взаимной любовью всей членов их святой и Царской Семьи! Впрочем, что я говорю: ведь и после сей смерти их любовь простирается в вечность!

Неразделенная любовь

   Она очень часто бывает между мужчиной и женщиной. И основная причина этому одна – нынешняя культура, которая превращает этих самых мужчин и женщин в неких атомизированных субъектов, участвующих в своего рода любовном «броуновском движении». Где эти субъекты случайно сталкиваются и отталкиваются. Естественно, что такие случайные встречи и порождают неразделенную любовь.

   При этом практически полностью игнорируется воля родителей, кои, обладая опытом, в том числе, и в амурных делах, могут дать хороший добрый совет своим детям, предложить им достойную кандидатуру для брака. Современная культура полностью извратила и изгадила это вековое и совершенно законное участие родителей в матримониальных потугах своих чад.

   Посмотрите, как эта, с позволения сказать, «культура», изображает в своей романистике, драматургии, кинематографе и т.п. такое участие родителей?! Они, например, якобы, обязательно и непременно найдут в женихи своей юной и красивой дочке какого-нибудь уродливого, но богатого старикашку, и т.д. и т.п. Других вариантов у этой придуркаватой «культурки» нет. Можно подумать, что так и было в течение тысячелетий: неужто и вправду родители всегда находили в супруги своим детям такие негодные кандидатуры?! А как же мир тогда дожил до нынешних дней?!

   Ну, а поскольку сейчас, благодаря потугам «творцов» сей «культуры», своего рода «силового поля», в виде воли родителей, упорядующей любовное «броуновское движение» нет, то оно и становится хаотическим, постоянное ввергая свои молекулы или атомы в неразделенную любовь или, что еще хуже – в блуд!

   Но спросим у всех этих «творцов» сей западной «культурки»: вот пример вышеупомянутых святых супругов Галактиона и Епистимии. Они ведь вступили в брак по воле своих родителей. И если кто-то скажет мне, что между ними не было любви, то я плюну такому вруну в глаза! Так что не надо лгать на обычаи любви и сватовства, издревле бытовавшие в народах, а ныне попранные враньем западной «культуры и цивилизации»!

 Дела любви в православии

   О них очень хорошо в своем гимне любви сказал апостол Павел:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор.13: 1-8).

   И действительно, все дела христианского милосердия совершаются ради любви Христовой. Она же подвигала и подвигает мучеников на страдания за Христа, а преподобных на подвиги ради него. Она есть вершина всех добродетелей, ибо все они увенчиваются ею. И что еще высшее можно сказать о любви, если столь великолепно сказал о ней апостол языков?!

Как стяжать любовь

   Очевидно, под сим разумеется стяжание любви Божией. Ибо, согласно вышесказанному, вожделевательную силу души, т.е. способность любить, имеет каждый человек. Однако одни направляют ее на низкие предметы, делая свою любовь низкой, другие же – возвышают ее, направляя на предметы высокие. Выше же всего – Бог, поэтому высшей есть и любовь Божия: любовь Бога к человеку и любовь человека к Богу.

   Как же стяжать последнюю? Безусловно, для православного христианина непреходящим образцом сего является христианская аскеза. Посредством коей побеждаются страсти, особенно три основные: сластолюбие; сребролюбие; славолюбие – высвобождаю все эти три «любия», т.е. любовь (вожделевательную силу души), которую они греховно связали. А эта, освобожденная из темницы страстей любовь, сама направляются к Богу, становится любовью Божией.

  Так всегда и поступали вся святые, но… для нынешнего человека сие довольно затруднительно. Хотя ему все равно, если он хочет обрести любовь Божию, не следует избегать христианской аскезы, но надобно подвизаться. Затруднение возникает же из-за того, что борьба со страстями в наше время весьма затруднена по причине чрезвычайной страстности нынешних людей.

   Особенно сильно мы повязаны сластолюбием, а в нем – разнообразными блудными грехами, стимулируемые эротичностью и сексуальностью мира, в коем живем, в частности, его «культурой». Как же в этой ситуации поступать нынешнему подвижнику?!

   Повторяю, не оставляя своих аскетических опытов, несмотря на часто кажущуюся их бесполезность, постараться перенаправить свою вожделевательну.ю силу души с низких, эротических гадостей на высокие, божественные предметы. Этому нас, к примеру, учит уже упомянутая Песнь песней.

   Да, внешне – это эротическая поэзия. Но когда Соломон говорит своей возлюбленной: «Два сосца твои как двойни молодой серны, пасущейся между лилиями» (Псн.4: 5), — речь идет не о прелестях молодой девицы, а о двух сосцах Церкви, Ветхом и Новом Заветах, чрез кои она словесным молоком питает верных. Так в Священном Писании любовь возвышается от эротической к Божией!

   А вот другой пример, уже новозаветный пример:

«Вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла;  ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром» (Лк.7: 37-50).

   Внешне это также эротическая сцена, такие даже можно иногда увидеть и в нынешней эротике – женщина целует ноги у мужчины… Но на самом деле у этой грешницы, блудницы, при встрече со Христом ее вожделевательная сила души возвысилась от привычного ей блуда к любви Божией. Почему и Господь сказал, что «она возлюбила много», ибо любовь Божия – выше всякой иной любви!

   Так и мы все, еще в гораздо большей степени, чем та покаявшаяся блудница, одержимы нечистыми страстями, крадущими нашу любовь к Богу. Но и мы, подобно ей, можем исправить, точнее, перенаправить эту нашу любовь к Богу, если будет поступать также, как и она.

   И действительно, что нам мешает?! У всех или почти всех православных христиан есть иконы Божией Матери, где на руках Пречистой восседает Богомладенец Христос. И обратим внимание: Его пречистые ноги обычно обнажены. Это для того, чтобы мы, неважно мужчины или женщины, поняв, что мы такие же блудницы, как та евангельская, впрочем, даже гораздо хуже ее, припали бы к пречистым ногам Спасителя, целуя их, если можем, со слезами, и вымаливая себе прощение! Такое духовное упражнение, если делать его постоянно, удобно искореняет греховные страсти христианина, стяжая ему вместо них любовь Божию!

    А подтверждает сказанное выше то место из молитвы (6-я молитва Правила ко причащению) преподобного Симеона Нового Богослова, где он, воспоминая ту евангельскую блудницу, говорит:

«Согреших паче блудницы, яже уведе где обитаеши, миро купивши, прииде дерзостно помазати Твои нозе, Бога моего, Владыки и Христа моего. Якоже ону не отринул еси пришедшую от сердца, ниже мене возгнушайся, Слове: Твои же ми подаждь нозе, и держати и целовати, и струями слезными, яко многоценным миром, сия дерзостно помазати».

   Дай Бог то же и нам грешным!

Протоиерей Георгий Городенцев

Читайте также: «Гимн любви» апостола Павла: послание к Коринфянам

Цитаты о любви  

Имеющий любовь далек от всякого греха» (священномученик Поликарп Смирнский).

***

«Любовь есть союз братства, основание мира, крепость и утверждение единства, она больше веры и надежды, она предшествует благотворению и мученичеству, она вечно пребудет вместе с нами у Бога в Царстве Небесном» (священномученик Киприан Карфагенский).

***

«Что свойственно любви к ближнему? Искать не своих выгод, но душевной и телесной пользы любимого. Кто любит ближнего, тот исполняет свою любовь к Богу, потому что Бог его милосердие переносит на Самого Себя» (святитель Василий Великий).

***

«У любви два примечательных свойства: скорбеть и мучиться о том, что любимый терпит вред, а также радоваться и трудиться о пользе его» (святитель Василий Великий)

***

«Все совершенства, которые заключаются в понятии добродетели, произрастают от корня любви, так что имеющий ее и в прочих добродетелях не имеет недостатка» (святитель Григорий Нисский).

***

«Любовь заключается не в пустых словах и не в простых приветствиях, но в явлении и совершении дел, например в том, чтобы избавлять от бедности, помогать больным, освобождать от опасностей, покровительствовать находящимся в затруднениях, плакать с плачущими и радоваться с радующимися» (святитель Иоанн Златоуст).

***

«Любовь плотская — вина, а духовная — похвала; та есть ненавистная страсть души, а эта — радость, веселие и лучшее украшение души; та производит вражду в уме любящих, а эта уничтожает и существующую вражду и водворяет в любящих великий мир; от той не бывает никакой пользы, но еще великая трата денег и какие-то неразумные издержки, извращение жизни, всецелое расстройство домов, а от этой — великое богатство правых дел, великое изобилие добродетелей» (святитель Иоанн Златоуст).

***

«Не говори мне о любви вульгарной и низкой, которая скорее болезнь, нежели любовь, но разумей любовь, которой требует Павел, которая имеет целью пользу любимых, и ты увидишь, что такие люди нежнее в любви самих отцов… Тот, кто питает к другому любовь, согласится лучше потерпеть тысячи бедствий, нежели видеть, чтобы любимый им потерпел вред» (святитель Иоанн Златоуст).

***

«Любовь, имеющая основанием Христа, тверда, постоянна, непобедима; расторгнуть ее не может ничто — ни клевета, ни опасности, ни смерть, ни другое что-либо подобное. Кто таким образом любит, хотя бы претерпевал тысячу поражений за свою любовь, не оставит ее. Кто любит за то, что его любят, тот, случись с ним неприятность, прервет любовь свою; а кто соединен тою любовью, никогда не оставит ее» (святитель Иоанн Златоуст).

***

«Любовь есть корень, источник и матерь всего доброго. Всякое доброе дело есть плод любви» (святитель Иоанн Златоуст).

***

«Любовь не делает зла ближнему; где господствует любовь, там не бывает Каина, убивающего брата» (святитель Иоанн Златоуст).

«Дело любви — поучать друг друга страху Божию» (преподобный Ефрем Сирин).

«В ком любовь, тот никем никогда не гнушается, малым и великим, славным и бесславным, бедным и богатым: напротив, тот сам всё покрывает, всё терпит (1 Кор. 13: 7). В ком любовь, тот ни перед кем не превозносится, не надмевается, ни на кого сам не наговаривает и от наговаривающих отвращает слух. В ком любовь, тот не льстит, брату ноги не запинает, не соперничает, не завидует, не радуется падению других, не чернит падшего, но соболезнует о нем и принимает в нем участие, не презирает ближнего в нужде, но заступается и готов умереть за него… В ком любовь, тот никогда ничего не присвояет себе… В ком любовь, тот никого не почитает себе чужим, но все ему свои. В ком любовь, тот не раздражается, не гордится, не воспламеняется гневом, не радуется о неправде, не коснит во лжи, никого не почитает своим врагом, кроме одного диавола. В ком любовь, тот вся терпит, милосердствует, долготерпит (1 Кор. 13: 4–7)» (преподобный Ефрем Сирин).

***

«О безмерная сила любви! Ни на небе, ни на земле нет ничего драгоценнее любви. Она, божественная любовь, есть возглавление добродетелей; любовь — причина всех благ, любовь — соль добродетелей, любовь — конец закона… Она низвела к нам с небес Сына Божия. Любовию явлены нам все блага: разрушена смерть, пленен ад, воззван Адам; любовию составлена из Ангелов и человеков единая паства; любовию отверст рай, обещано нам Небесное Царство. Она умудряла рыбарей; она укрепляла мучеников; она пустыни преобразовала в общежития; она горы и вертепы наполнила псалмопениями; она мужей и жен научила идти узким и тесным путем… О блаженная любовь, подательница всех благ!» (преподобный Ефрем Сирин).

Похожие статьи

Хотим привлечь ваше внимание к проблеме разрушенных храмов, пострадавших в безбожные годы. Более 4000 старинных церквей по всей России ждут восстановления, многие находятся в критическом положении, но их все еще можно спасти.

Один из таких храмов, находится в городе Калач, это церковь Успения Божией Матери XVIII века. Силами неравнодушных людей храм начали восстанавливать, но средств на все работы катастрофически не хватает, так как строительные и реставрационные работы очень дорогие. Поэтому мы приглашаем всех желающих поучаствовать в благом деле восстановления храма в честь Пресвятой Богородицы. Сделать это можно на сайте храма

Помочь храму

Рекомендуем статьи по теме

Добавить комментарий

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.

Следите за нами в социальных сетях

+